К 215-летию русского драматурга и журналиста Фёдора Кони

9-го марта по старому стилю и 21-го марта по новому стилю исполняется 215 лет русскому драматургу, журналисту, педагогу, переводчику и театральному деятелю Федору Алексеевичу Кони (1809-1879). 

Ф. А. Кони теперь забыли. Но не забыты ли после него более крупные деятели литературы, какими были, например, Полевой, основатель, можно сказать, русской журналистики <…>; не забыты ли почти также Вельтман, автор «Приключений, почерпнутый из моря житейского» <…> и еще многие другие, способствовавшие росту и развитию русской литературы?

Д. В. Григорович. 1892 г.

Детство Ф. А. Кони неразрывно связано с Москвой. Хорошее домашнее образование под наблюдением матери, Аграфены Никитичны, женщины энергичной и умной, затем три года в одном из лучших московских пансионов. Окончив пансион (1826), Кони в следующем году поступает на медицинский факультет Московского университета. Но врачебная карьера — прицел семьи. Собственные интересы влекут к философии, истории, литературе. И Кони параллельно посещает занятия на словесном отделении,
пишет сам. В 1829 г.—театральный дебют — поставлена переведенная им мелодрама В. Дюканжа «Смерть Калхаса» и в главной роли сам Мочалов! Талантливого студента замечает директор театров Ф. Ф. Кокошкин. Отныне жизнь Кони навсегда связана с театром, с литературой.

Воспитанная в университетской атмосфере «гражданская нравственность» заставила Кони на всю жизнь примкнуть к «партии честных людей»; в журналистике, преподавании, в своих общественных и личных отношениях он верен принципу, выраженному позднее очень отчетливо: «Омерзение ко лжи и обману, отвращение к притворству и любовь к прямоте, без которой, равно как и без чести, в настоящее время человек в России порядочно существовать не может».

После окончания университета Кони определяется на службу в 1-й московский кадетский корпус учителем истории. Но главная сфера деятельности для него—театр. Его драмы, комедии и водевили — переводные и оригинальные — постоянно играются на московской сцене. Среди исполнителей — М. С. Щепкин, М. Д. Львова-Синецкая, В. И. Живокини. Публика встречает водевили Кони с восторгом. Критика более строга к автору: отмечая остроумие и живость некоторых водевилей, автору их отказывают в оригинальности, в литературном мастерстве и даже в хорошем знании русского языка (С. Т. Аксаков). Упреки эти во многом несправедливы. Лучшие водевили Кони уже в 1833—1835 гг. выгодно отличаются от среднего уровня стремлением к большей естественности положений, к бытовой и даже социальной сатире. Кони считается непревзойденным мастером водевильных куплетов — хлесткие, остроумные, они затрагивают наиболее актуальные проблемы русской жизни, вполне в духе авторского девиза: «Но чтоб урок имел успех, браните в песенках пороки!». Драматургия Кони как бы подтверждает мнение В. Г. Белинского: водевиль нужен лишь «когда он верно изображает характер домашней жизни того или иного народа со всеми ее мелочами и странностями» (1835). Водевиль, с его принципиальной ломкой сценической рамки, с установкой на импровизацию, может жить лишь в устном произнесении. Читать водевиль — нонсенс, оксюморонное словосочетание (это, кстати, хорошо понимал Белинский, сравнивший водевиль с эпиграммой). Кони, «вносивший, куда ни появлялся, смех и оживление», культивировавший эпиграмму как домашний, кружковый жанр, прямо был создан для водевиля. Для него, человека «устной культуры», быт театрального кружка, сцена и зритель не разделены четкой гранью; формы бытового острословия прямо переносятся им на сцену, а затем уходят в зрительскую массу, чтобы продолжать жить в быту. Любопытно, что и лирические стихи Кони имели прежде всего устное бытование: пелись 12 его стихотворений,— наиболее распространены были: «Гондольер» 1835 г. и «Рано, цветик, рано, ты в поле распустился» 1833 г.

Это интересно:   165 лет журналу "Свисток" - приложению к журналу "Современник"

В 1836 г. Кони, подавленный творческими и личными неудачами, перебрался в Петербург, где получил место преподавателя истории во 2-м кадетском корпусе. Одновременно он выступает как театральный рецензент в «Северной пчеле». «Москвич в Петербурге»—многозначительное прозвище Кони с первых дней его приезда в северную столицу подразумевало, конечно, не только место рождения молодого журналиста, но и его стиль как человека и деятеля. Приветливость и обходительность Кони не исключали известной доли независимости в его общественном поведении, театральных и журнальных отношениях. Нежелание подчиниться законам, установленным в петербургской журналистике представителями «торгового направления», скоро приводит Кони к прямому конфликту с издателем «Северной пчелы» Булгариным. Он выходит из числа сотрудников и продолжает спор на страницах своей «Литературной газеты» (1840—1843). Он издает театральный журнал «Пантеон русского и всех европейских театров» (1840— 1841), сочувственно встреченный Белинским. Полемику с Булгариным Кони скоро переносит в излюбленную им сферу водевиля. В одной из сцен «комедии с куплетами» «Петербургские квартиры» (1840) выведен автором продажный журналист За-дарин, в котором однозначно опознается Булгарин. Пьеса не только высмеивает его алчность и беспринципность, но и намекает на полицейские связи «Видока Фиглярина». Однако для Кони полемика — не самоцель: «Я могу входить в спор литературный, где от столкновения мнений может произойти польза для науки, искусства или словесности, но в торгашеские перебранки, порожденные спекулятивным взглядом на литературу моих противников, я входить не намерен. <…> Я хочу исполнять свое дело добросовестно и честно»,— эти слова Н. А. Некрасов, в то время сотрудник Кони, вкладывает в уста журналиста Семячко, героя водевиля «Утро в редакции» (1841), прототипом которого был Кони. Такая программа, делающая честь любому журналисту, тем не менее не могла обеспечить Кони твердую позицию в петербургской журналистике, и он вскоре вынужден отказаться от редактуры и «Литературной газеты» и «Пантеона».

Это интересно:   275 лет итальянскому поэту и драматургу Витторио Альфьери

Выйдя в 1848 г. в отставку, Кони возвращается к журналистской деятельности, которая в 1852 г. увенчалась обновлением «Пантеона». Этот «литературно-художественный и театральный журнал» все годы своего существования (1852—1856) оставался одним из лучших русских журналов, объединяя разнородные, но яркие литературные имена эпохи.

Среди его сотрудников — Д. В. Григорович, Я. П. Полонский, И. И. Лажечников, Н. Ф. Щербина, М. И. Михайлов, А. Ф. Вельтман, А. Н. Серов и др. Сам Кони печатал в своем журнале преимущественно театральные обзоры и статьи по истории театра.

В 1870—1871 гг. как итог более чем сорокалетней театральной деятельности выходит 4-томный «Театр Ф. А. Кони», заключающий в себе 28 пьес разных жанров, часть которых печатается впервые (всего Кони написал 34 драматургических произведения, большинство из них — переделки и переводы французских и немецких пьес). Печально это итоговое издание: сошли со сцены современники драматурга, вышел из моды водевиль — любимый его жанр. И вряд ли кто-нибудь в 70-х гг. мог повторить каламбурный комплимент 40-х: «Кони — высшее украшение Александрийского театра» .

Умер Кони 25 января 1879 г. Но память не умирает. Пелись песни, ставились лучшие водевили, читались статьи. И для нас существует не безымянный элемент культурного фона, а Федор Кони — журналист, драматург, человек.

Н. Г. Охотин

Памятные книжные даты. М., 1984. 

ПОДЕЛИТЕСЬ ЗАПИСЬЮ