115 лет со дня рождения татарского актера Фуада Халитова

18 февраля исполняется 115 лет со дня рождения татарского советского актера Фуада Ибрагимовича Халитова (1909-1981). К этой дате публикуем статью о творчестве актера. 

Камал 3-й — Чибисов, Ф. Халитов — Шадрин. «Человек с ружьем»

Многолетний сценический путь народного артиста СССР Фуада Халитова,— дебютировав в Казанском рабочем театре, он с 1937 г. играет на сцене Татарского академического театра им. Камала — неотрывен от всего процесса становления татарского советского театрального искусства. За эти годы им сыграно столько ролей, что хватило бы не на одну счастливую актерскую судьбу: шекспировские Ромео и Кент, Незнамов, Кудряш, Прибытков, Рисположенский в пьесах Островского, солдат Шадрин («Человек с ружьем»), герои национальной драматургии — от Насреддина до Мусы Джалиля, наши современники Плужин из «Человека со стороны» и Карлос Бланко из «Интервью в Буэнос-Айресе»… Создал эту разноликую вереницу характеров актер-психолог, мастер сценического перевоплощения.

 

Много ролей сыграл на своем веку Фуад Халитов, разных, полярно противоположных. Он играл главных героев, характерных персонажей, второстепенных и даже эпизодических, положительных и отрицательных, никогда не отказываясь ни от какой роли. В результате — яркий, многоплановый актер.

Роли, роли, роли… их наберется с добрую сотню. Вот они мелькают перед глазами, как в калейдоскопе, — старые и молодые, добрые и злые, волевые и слабые.

Если бы однажды случилось чудо и разом ожили образы, созданные артистом в театре, это была бы живописная, шумная и разношерстная толпа. Тут оказались бы люди многих стран, эпох, возрастов и профессий, разных званий и характеров, борцы за народное счастье, бесстрашно боровшиеся за правое дело, и отпетые плуты. В этой толпе смешались бы русские и итальянцы, американцы и англичане, арабы, башкиры, татары, люди холодные и страстные, спокойные и темпераментные — все созданные фантазией и талантом актера.
…К 50-летию Советской власти академический театр поставил драму «Шамиль Усманов». Ф. Халитов сыграл в ней старика Сагдетдина.

Это интересно:   100 лет театру имени Моссовета

Среди шумного, гомонящего люда ходил тихонький, незаметный, с удивительно чистыми, бесхитростными и добрыми глазами, старичок. Он маленького роста, сгорбленный, одетый в черный татарский казакин. За спиной холщовый мешочек. Незаметно для себя зритель начинает внимательно за ним следить. Непонятно чем, но он выделяется из общей толпы и вызывает интерес к себе. Старик несколько растерялся от гвалта. Заденет его кто-нибудь, а он и сказать ничего не может. Покачнется только и удивленно посмотрит вокруг. Наконец, протолкавшись к столу, он хриплым, тихим голосом просит записать его в батальон Красной гвардии. Это и есть Сагдетдин. Актер, кажется, не прикладывает ни малейшего усилия к тому, чтобы создать образ, ставший одним из лучших в спектакле.

Этот Сагдетдин мало говорит, все что-то ходит в толпе, прислушивается, хочет понять, что происходит в мире. Его излучающие добро глаза внимательны, пытливы. За всей немногословностью, в насыщенных мыслью паузах, видна целая жизнь, прожитая этим бесхитростным стариком. А уметь донести до зрителя биографию персонажа — подлинное актерское мастерство.

Сагдетдин у Халитова — образ предельно национальный. Пожалуй, ни у какого другого народа, кроме татарского, нельзя увидеть таких людей. В. нем сплав тихости, кротости, забитости дореволюционного татарского бесправного крестьянина, привыкшего к беспросветной нужде, с чистым, добрым, немного даже наивным отношением к миру. Ни угнетение, ни кабала не убили в нем веры в окончательное, конечное добро жизни, в ее изначальную справедливость.

Из ст.: Илялова И. Ф. И. Халитов.— В кн.: Народные артисты. Казань, 1980.

Театральный календарь на 1984 год. М., 1983. 

ПОДЕЛИТЕСЬ ЗАПИСЬЮ