165 лет русскому ежемесячному журналу 19-го столетия «Русское слово»

165 лет назад, в 1859 году в Петербурге начал выходить новый ежемесячный журнал «Русское слово».

В русло революционно-демократической журналистики «Русское слово» влилось не сразу. Начав издаваться с 1859 г. меценатом графом Г. А. Кушелевым-Безбородко, журнал первоначально не имел четко выраженного направления. Умеренно-либеральные настроения Я. П. Полонского, А. А. Григорьева, Е. Н. Эдельсона определяли подбор публикаций в первые полтора года.

Титульный лист первого выпуска

С июля 1860 г. редакцию возглавил Г. Е. Благосветлов, последовательный демократ и хороший организатор.

Он только что вернулся из Лондона, где испытал сильное влияние А. И. Герцена. Благосветлов вскоре сумел поставить «Русское слово» в один ряд с «Современником». Участие в редакции М. Л. Михайлова и Н. В. Шелгунова, Д. И. Писарева и В. А. Зайцева, Н. В. Соколова и французского публициста Эли Рек-лю, будущего участника Парижской коммуны, сделало издание остро злободневным, глубоко демократическим.

Новый редактор прежде всего реорганизовал структуру журнала. Уже в июле 1860 г. в «Русском слове» появляется отдел «Политика», где центральное место занимают обозрения политической жизни за рубежом. Этот отдел начал вести сам Благосветлов, а с ноября 1860 г. передал его Эли Реклю, выступившему с циклом «Парижских писем».
Темы Г. Е. Благосветлова — революция в Западной Европе и народ, его судьба и его будущее. В разделе «Политика» в апрельском номере «Русского слова» за 1861 г.

Благосветлов напечатал большую статью «Невольничество в Южно-Американских штатах» под псевдонимом А. Топоров. «Рабство, в какой бы форме оно ни было, производит странное, необъяснимое впечатление… Вероятно, негры под влиянием тех современных идей, которые направлены на них передовой шеренгой абсолюционистов, скоро начнут сами освобождение свое». Мирный законодательный путь в решении судьбы негров, «по всей вероятности, остановится на полумерах, под видом обоюдных уступок и желания согласить несогласимые интересы обеих сторон: плантаторов и невольников»—так иносказательно комментировал Благосветлов реформу 1861 г. в России.

Это интересно:   200 лет выдающемуся деятелю русской культуры Владимиру Стасову

Перемены в позиции издания сказались и в создании с марта 1861 г. нового отдела журнала «Современная летопись», позже именовавшегося «Домашней летописью». Очередной выпуск «Русского слова», уже имевший новый отдел внутренней хроники, не мог прямо не коснуться реформы. Благосветлов помещает в своем издании информации о крестьянском восстании в Бездне, письма крестьянских депутатов из разных губерний.

Цензор Никитенко в конце 1861 г. констатировал в своем ведомственном отчете министру просвещения Головнину: «Можно без преувеличения сказать, что настоящее молодое поколение большей частью воспитывается на идеях «Колокола», «Современника» и довершает свое воспитание на идеях «Русского слова».

Направление обновленного журнала определяла прежде всего деятельность Писарева. Со страниц «Русского слова» звучала страстная проповедь Писарева свободы личности, «чтобы человек был самим собой, чтобы всякое чувство проявлялось свободно, без постороннего контроля и придуманных стеснений» («Схоластика XIX века»).

Проблема народа, будущего России была одной из главных тем журналистики того времени. Отстаивая революционно — демократическую линию в решении этого вопроса, Писарев полемизировал не только со славянофилами, но и выступал против почвенничества, нового для 60-х гг. направления общественной мысли. Пропагандировали почвенничество журналы братьев М. М. и Ф. М. Достоевских — сначала «Время», а после его закрытия «Эпоха». Почвенничество было связано для Достоевского со стремлением «создать себе новую форму, нашу собственную, родную, взятую из почвы нашей, взятую из народного духа и народных начал».

Представления Достоевского о народном начале значительно отличаются от славянофильских. Для Достоевского были неприемлемы характерные для славянофилов принижение человеческой личности, домостроевский взгляд на женщину, идеализация допетровской Руси и т. д. Федор Михайлович развивал в 60-е гг. дорогой ему тезис Белинского о способности русского человека понимать и воспринимать все европейское с необыкновенной чуткостью. Он разделял герценовскую веру в самобытный «немещанский» путь к будущему России (статьи Герцена «Россия», «Русский народ и социализм» и др.). В некрологе памяти К. Аксакова А. И. Герцен высказывал мысль о возможном синтезе западнического и славянофильского взгляда на Россию, будущее России, которая была особенно близка Достоевскому.

Это интересно:   К 215-летию Николая Васильевича Гоголя

Писарев же резко критиковал почвенничество. «Все это мыльные пузыри,— запальчиво писал он,— все это дешевая подделка настоящего прогресса, все это болотные огоньки, заводящие нас в трясину возвышенного красноречия, все это беседы о честности зипуна и о необходимости почвы».

Опираясь на идеи естественнонаучного материализма, теорию «разумного эгоизма», Д. И. Писарев и радикальная часть сотрудников «Русского слова» обосновывала необходимость социалистического переустройства общества. Однако утопический социализм Писарева не был четко выражен. Он отстаивал свободу личности, особенно выступал за эмансипацию женщин…

С приходом Писарева в «Русское слово» обострилась полемика журнала с «Современником». Наметившись еще с конца 1861 г., она, не угасая, продолжалась всю первую половину 60-х гг. В июне 1862 г. демократические издания «Русское слово» и «Современник» были приостановлены правительством на восемь месяцев, в 1866 г.— на пять месяцев, а в мае того же года (после выстрела Д. В. Каракозова) «Русское слово» запрещено окончательно.

Причина полемики, которую Достоевский назвал «расколом в нигилистах», определялась поисками новой тактики в условиях спада революционного подъема. Спор шел об отношении к идейному наследию Чернышевского и Добролюбова. Развернутым изложением позиции Писарева и «Русского слова» стала статья критика «Реалисты». Полемические заметки Антоновича «Вопрос, обращенный к „Русскому слову»», появившиеся в номере десятом «Современника» за 1864 г., определяли главную линию размежевания в связи с оценкой романа Тургенева и типа Базарова. В десятом же номере «Русского слова» появился «Ответ „Современнику»», написанный Писаревым и отредактированный Благосветловым, где авторы стремились «защитить тип Базарова от той клеветы, которую возвела на него наша журналистика, и показать важное значение базаровского элемента в жизни общественной и семейной…».

В этой же статье высказывалось желание прекратить полемику между двумя журналами в условиях надвигающейся реакции. Но полемика продолжалась. Писарев и Зайцев обвинялись «Современником» в отступлении от традиций Чернышевского. Писарев отвечал Антоновичу в статьях «Прогулка по садам российской словесности» и «Посмотрим!».

Это интересно:   К 215-летию русского драматурга и журналиста Фёдора Кони

Общая позиция «Русского слова» была последовательно демократической.

К. В. Оскоцкая

Памятные книжные даты. М., 1984.

ПОДЕЛИТЕСЬ ЗАПИСЬЮ