125 лет советскому писателю Юрию Олеши

3-го марта исполняется 125 лет со дня рождения советского писателя и драматурга Юрия Карловича Олеши (1899-1960). К этой дате публикуем статью о творчестве замечательного советского писателя. 

Театр имени Евг. Вахтангова предложил Ю. Олеше инсценировать его роман — «Зависть» — так родилась первая пьеса Олеши «Заговор чувств», поставленная в 1929 году на сценах Театра им. Евг. Вахтангова и Ленинградского БДТ. Годом позже МХАТ показал спектакль «Три толстяка» — по инициативе театра Олеша создал инсценировку своей одноименной повести-сказки (в 1961 году «Три толстяка» снова появились на афише МХАТа). В 1931 году В. Э. Мейерхольд поставил новую пьесу Олеши «Список благодеяний». В начале 30-х годов были опубликованы драматургические фрагменты Ю. Олеши «Смерть Занда» и «Черный человек».

Значение драматургии Олеши в истории советского театра существенно; по словам критика П. Маркова, в своих пьесах «Олеша как бы предопределил проблему, которая в течение многих лет будет занимать советское общество,— проблему перестройки сознания, создания новой этики, новых требований к человеку».

 

Из статьи Юрия Олеши «Моя работа с МХАТ»

Мне было легко писать для сцены «Трех толстяков», как, впрочем, и самый роман. Ведь в основу его легли известные, хорошо усвоенные Гримм и Андерсен да впечатления раннего детства. При первом произведении всегда трансформируешь готовый, издавна накопленный материал, и на него не приходится тратить по нескольку лет, как для последующих произведений, когда целые годы уходят на собирание и накопление.

Инсценируя «Трех толстяков», пришлось только заострить фабульность романа да остричь ряд словесных гроздьев. Слишком большая тонкость слова не помогает, а мешает пьесе. Я убедился в этом на спектакле «Заговор чувств»…

Это интересно:   115 лет со дня рождения литовского драматурга Иозаса Балтушиса

Я люблю театр, люблю работать для театра и мечтаю когда-нибудь сделаться сорежиссером собственной вещи.

Впрочем, всегда только на генеральной репетиции видишь, что пьесу надо было писать иначе (по-другому начать, иначе построить).

Так было и с «Тремя толстяками». Вещь эта работалась театром очень долго, слишком долго, целых два года. По-моему же, пределом для театральной постановки должно быть два месяца. Этот темп, страшно замедленный, объясняется, может быть, тем, что Художественный театр очень считается с автором и огромное время и работу кладет на тщательное, внимательное и бережное отношение к тексту произведения и к «вскрытию» подтекста.

Эта работа над подтекстом, пожалуй, самое интересное из всего, что я видел в Художественном театре.

В кн.: Ю. Олеша. Пьесы. Статьи о театре и драматургии. М., 1968.

 

Из очерка Льва Славина «Мой Олеша»

…Театр привлекал Олешу не только как жанр, не только резкостью конфликтов и свободой сценической речи (а Олеша был мастером диалога, поистине королем реплик), но и как наиболее осязаемая форма славы. Книги — бумага. Кино — полотно. А тут драматург заставляет живых людей действовать по его творческой воле.

Он быстро подружился с Мейерхольдом и увлек его в свою любимую Одессу. Они поселились у моря. Олеша с восторгом слушал, как Мейерхольд, оглядывая рыжую приморскую Большефонтанную степь, говорил, что она похожа на бурые холмы Кадикса.

Они восхищались друг другом. Но у Олеши не было ложных богов. Неохотно, но все же он признался мне, что Мейерхольд дополнил «Список благодеяний» своими поправками, выбрасывал одни эпизоды, перемонтировал другие.

Легко ли было переживать это писателю, который каждое слово вбивал, как устой моста!..

Это интересно:   175 лет шведскому писателю и драматургу Августу Стриндбергу

Свои вещи Олеша писал очень медленно, с мучительным тщанием работая над постройкой каждой фразы. Поэтому для заработка он брался за исправление и усовершенствование чужих работ. Он писал диалоги для сценариев, делал инсценировки, переводы.

Иногда и эти ремесленные поделки под его рукой превращались в маленькие шедевры.

В кн.: Лев Славин. Избранное. М., 1970.

 

О пьесе Юрия Олеши «Заговор чувств» и ее постановке в Театре им. Евг. Вахтангова

…Как произведение литературное и драматургическое пьеса Олеши талантлива и своеобразна. Превосходный язык, рельефные, почти осязаемые словесные образы, глубокое содержание, серьезность темы делают пьесу незаурядным явлением советской драматургии последних лет.

Как спектакль «Заговор чувств» — замечательная победа Театра им. Евг. Вахтангова. По словесной и психологической насыщенности пьеса Олеши для актерского исполнения необычайно трудна. И с этой трудной задачей актеры в общем справились с честью. . . Но бесспорно, украшением спектакля является А. Горюнов — Иван Бабичев. Человек в котелке, в визитке без жилета, с вылезающей распахнутой крахмальной грудью, со значком об окончании юридического факультета, с обрюзгшим лицом и хрипловатым голосом — таков «вождь заговора», мещанский пророк и мессия, от которого обывательское стадо ждет чуда и спасения. Горюнов сумел показать с обнаженной ясностью всю душевную гниль, зависть и ненависть, которыми полны Иваны Бабичевы к новому миру.

Драматический материал Олеши, отличающийся парадоксальной остротой, сценическими обобщениями, отсутствием мелкого бытовизма, представляет собой превосходное поле для театральной работы в настоящих вахтанговских традициях. Замечательная изобретательность режиссера (А. Попов), нигде не скатывающаяся до шаблона, дополненная превосходной работой художника Н. Акимова и очень интересным, эмоционально окрашенным иллюстративно-музыкальным сопровождением Н. Попова, создала спектакль гармонически стройный, почти без диссонансов, спектакль, несомненно, обогащающий нашу театральную культуру.

Это интересно:   340 лет книги английского писателя Джона Баньяна "Путь паломника"

Из кн.: О. Литовский. Глазами современника. М., 1963.

Лит.: Ю. Олеша. Пьесы. Статьи о театре и драматургии. М., 1968;

А. Гурвич. Три драматурга. М., 1936;

Л. Климова. Олеша. — В кн.: Очерки истории русской советской драматургии, т. I. Л.—М., 1963.

Театральный календарь на 1974 год. М., 1973. 

ПОДЕЛИТЕСЬ ЗАПИСЬЮ