90 лет со дня рождения Василия Ланового

16 января 90 лет со дня рождения Василия Семёновича Ланового (1934-2021), замечательного и любимого советского актера. К этой дате публикуем статью о прекрасном актере. 

Красивый, обаятельный, мужественный, с проникновенным и певучим голосом — таким вышел на сцену Театра им. Вахтангова новый принц Калаф в «Принцессе Турандот» (1957). Первое зрительское признание принесли Лановому данные героя-любовника.

Борьба с собственным амплуа составила дальнейший сюжет его актерской судьбы: в репертуаре Ланового появляются Протасов («Дети солнца»), Цезарь («Антоний и Клеопатра»), Мансур («Женщина за зеленой дверью» Ибрагимбекова), Сагадеев («Тринадцатый председатель» Абдуллина) и др.

Народный артист СССР В. С. Лановой — один из ведущих мастеров Театра им. Вахтангова. Успеху театральному вторит кинематографический, который пришел к нему еще в 1957 г., с ролью Павла Корчагина в фильме «Как закалялась сталь».

Василий Семёнович Лановой о творчестве актера

…Когда я после Щукинского училища пришел в Театр имени Вахтангова, моим идеалом были актеры максимального перевоплощения. Умение стать совершенно другим, неузнаваемым, непохожим на себя было для меня верхом актерского искусства. Я и сейчас восхищаюсь этим. Но самым ценным теперь считаю другое — личность самого актера. В первом случае поражало виртуозное мастерство, как это делает актер, во втором — главное что, а под этим — человеческая глубина, неповторимость и духовное богатство личности. Разумеется, одно не исключает другое. Актеры, интересные как человеческие личности, также пользуются перевоплощением, без этого в нашем деле нельзя. Но при этом в каждом созданном им образе присутствует частица их личности. . . Усиление интереса к актеру-личности наблюдается и в кино и в театре. Это как знамение времени.

Сейчас для многих артистов роль настолько Ценна, насколько позволяет вылиться его актерской душе.

Это интересно:   125 лет со дня рождения Рубена Симонова

Что изменилось в актере? Многое. Ко я хочу сказать об одном. Безусловно, усилилась роль интеллектуального начала. Обращение к интеллекту зрителей, интеллектуальный контакт с ними сейчас на первом плане. Не забота о том, как бы «рвануть, выдать», говоря словами из недавнего актерского лексикона, а стремление донести мысль, которая тебя волнует, — вот главное.

Из кн.: Актер в кино. М., 1976.

Все знают кадр из кинофильма режиссеров А. Алова и В. Наумова «Как закалялась сталь». Тот, что запечатлел актера Василия Ланового в роли Павки Корчагина в момент кавалерийской атаки. Знают даже те, кто фильма не видел. Крупный план. Лицо всадника, пригнувшегося к гриве коня, и все сокрушающее: «Даешь! ..» Но это «Даешь!» могли слышать только те, кто видел фильм. Кадр же, о котором идет речь, без подписи был перепечатан на большие плакаты, посвященные комсомолу, гражданской войне, революции. И хотя все точно знали, что это — кадр из фильма, хотелось верить, что это — документ. Было в нем удивительное совпадение с нашим представлением о времени краснозвездных шлемов, лихих тачанок, жарких атак.

После исполнения Лановым этой роли заговорили о природе своеобразного дарования актера, стали делать прогнозы относительно его будущего. Правда, эти прогнозы чаще оказывались справедливыми лишь для уже сыгранного и с каждой новой работой вступали в противоречие. Ланового хотели видеть актером героического плана, а он вдруг обнаруживал стремление к характерности. В его лирическом даровании неожиданно проявлялось тонкое понимание комического жанра. Кинорежиссеры поначалу попросту не хотели этого замечать, используя актера лишь по принципу типажности. То есть на деле от него не требовалось ничего сверх того, что однажды было найдено, проверено, утверждено. Однако это не совпадало с пониманием самим актером своего призвания. Очевидно, это понимание, как и возможность следовать ему, могли осуществиться только в театре. Театр им. Евг. Вахтангова стал для Ланового и родным домом, и школой мастерства, и храмом искусства.

Это интересно:   Истоки русского театра: от народных представлений до драматического искусства
В. Лановой — Калаф. «Принцесса Турандот»

…Для тех, кто видит его из зрительного зала, Василий Лановой — актер, счастливо одаренный, легко и победительно шагающий по жизни, подобно его герою из «Принцессы Турандот» — принцу Калафу, человек, который добьется всего, чего хочет. В это рад бы поверить и сам актер. Но победы в искусстве, как и во всяком другом деле, никому еще не давались без огромного, всепоглощающего труда. Лановой — актер редкой трудоспособности. Каждый созданный им образ — результат неустанной работы, полной отдачи творческих сил.

Его Цезаря из трагедии Шекспира «Антоний и Клеопатра» критики оценили словами самого драматурга: «Цезарь, Цезарь от головы до ног!» Лановой выделил в роли активное действенное начало. В его исполнении Цезарь внешне холодно-величав, почти бесстрастен, он зорко следит за каждым шагом соперника, его действие — это умение выжидать. Актер угадывает действие в молчании Цезаря, открывает его в монологе размышления. Не констатация факта слышится в его словах:

Один из нас был должен
Рухнуть на глазах другого —
Вдвоем на свете мы б не ужились…

В них — азарт шахматиста, удачно рассчитавшего партию, предвидевшего исход. Цезарь — Лановой — олицетворение жестоко-расчетливой силы, той действенной силы, о которую и разбивается Антоний.

Из ст.: Бирюков Г. Обретение в пути.— Театральная жизнь, 1976, № 13.

Лит.: Войткевич Н. Ступени творчества. Ставрополь, 1975.

Театральный календарь на 1984 год. М., 1983. 

ПОДЕЛИТЕСЬ ЗАПИСЬЮ