75 лет берлинскому театру «Берлинер ансамбль»

11-го января исполняется 75 лет со дня открытия одного из самых известных немецких театров — берлинского «Берлинер ансамбль». Театр был открыт 11-го января 1949-го года, когда ещё была единая Германия, разделенная на зоны оккупации, но чуть позже стал одним из основных театров ГДР. Представляем вашему вниманию статью, посвященную 25-летию театра, которая была опубликована в 1974-м году. 

«Берлинер ансамбль» был основан крупнейшим драматургом, режиссером и теоретиком театра Б. Брехтом и актрисой Е. Вайгель. В состав труппы вошли актеры разных немецких театров, бывшие в годы фашистского режима с Брехтом в эмиграции.

Открылся «Берлинер ансамбль» в здании Немецкого театра (в 1954 году труппа получила собственное помещение — «Театр ам Шиффбауэрдамм») спектаклем «Мамаша Кураж и ее дети». Эта пьеса Б. Брехта, с выдающейся актрисой Е. Вайгель в заглавной роли, не сходила со сцены в течение двенадцати лет.

Бертольт Брехт
Бертольт Брехт

Основу репертуара театра с момента его рождения составляют пьесы Брехта. Ставились здесь также произведения мировой классики  — «Пра-Фауст», «Дон Жуан» Мольера, «Разбитый кувшин» Клейста, «Васса Железнова» Горького; пьесы советских драматургов — «Кремлевские куранты» Н. Погодина и «Оптимистическая трагедия» Вс. Вишневского. Славу театра упрочили, наряду с Е. Вайгель, такие актеры, как А. Хурвиц, Э. Буш, Э. Гешоннек, Э. Шалль. Коллектив гастролировал во многих странах мира, дважды приезжал в СССР (1957, 1968).

В художественной практике «Берлинер ансамбля» получила блестящую реализацию теория «эпического театра» Брехта, оказавшая громадное влияние на развитие мирового театрального искусства. «Берлинер ансамбль» внес значительный вклад в становление и развитие молодой социалистической культуры ГДР.

…Чем привлекает нас «Берлинский ансамбль»? Я бы сказал так: доверием к зрителю. Это театр политический, агитационный, и, по распространенному представлению, он должен быть похож на учебник, где рядом с задачей дается ответ. Брехт, не считаясь с этим предрассудком, справедливо полагал, что цель театра— толкнуть нашу мысль в известном направлении, а дальше уже должны потрудиться мы сами, зрители. И он хотел помочь нам добыть истину, а не всучить ее готовой. Отсюда, видимо, и лаконизм «Мамаши Кураж», нелюбовь театра к подробностям, к приукрашиванию; нас приглашают к спору, к размышлению, а раз так, надо дорожить самой сутью, пренебрегая тем, что Станиславский презрительно называл «арабесками».

Это интересно:   215 лет немецкому художнику Карлу Шпицвегу
Е. Вайгель — мамаша Кураж. «Мамаша Кураж»

В лаконизме «Берлинского ансамбля» есть, несомненно, и элемент полемики. Брехт-режиссер бросал вызов натуралистическому театру с его до мелочи разработанной техникой январь иллюзий. Такие попытки не раз предпринимались в прошлом и другими художниками. Но принципиальное отличие реформы Брехта заключалось в том, что он затеял ее ради сегодняшних революционных задач, а не ради поисков мистической сущности искусства.

Брехт строил свои спектакли, как конструктор машину; поэзия в театре, казалось ему, начинается с целесообразности. Он придавал большое значение гармонии в искусстве, хотя и подчеркивал, что она не должна быть навязчивой, не должна выступать в форме какой-то принужденности и что ее нельзя понимать как обязательную симметрию. Талант в высшей степени целеустремленный, он видел первое условие творчества в самоограничении художника, постоянной концентрации его сил, в «пафосе отбора»…
Поясню сказанное одним примером. События в пьесе Брехта («Мамаша Кураж». — Ред.) происходят во время Тридцатилетней войны, однако вы не найдете в спектакле «Берлинского ансамбля» батальных сцен, как ни соблазнительны они для режиссера. Брехт берет быт, который складывается вокруг войны, ее ближнюю периферию, ее «второй эшелон», как мы сказали бы сегодня. Война поминутно напоминает о себе, но проходит где-то за кулисами, отдаленным фоном, хотя изредка на сцене возникают образы ее разрушений, доносится гул канонады, да разве еще мамаша Кураж сушит белье у старой пушки. Война как зрелище не привлекает Брехта, она служит только «рамой» для действия, и это усиливает его драматизм…

Из кн.: A. Mацкин. Образы времени. М., 1959.

Э. Буш — Галилей, Р. Лутс — Вирджиния. «Жизнь Галилея»

…Театр Брехта — философский театр, рассчитанный на широкого зрителя. Не случайно поэтому он тяготеет к притчам — все привезенные спектакли обнаруживают это с большей или меньшей очевидностью. Самая высокая мудрость выражается в притче в наивной и наглядной форме; притча всегда чудачество, потому что общеупотребимое, обиходное используется в ней ради каких-то высших интересов; притча всегда непререкаемо убедительна, потому что свои нравоучения извлекает из вещей и из предметов, с которыми мы сталкиваемся повседневно и с которыми привыкли считаться. Чем больше разрыв между нефилософичностью материала притчи, ее исходных данных и философичностью конечных выводов, тем разительнее результат. В «Мамаше Кураж» — среди тряпья, рванья, обносков, где даже нейтральный по отношению к действию задник и тот залатан в нескольких местах; где людей мучает холод и греет тепло, терзает голод, страх, боль, а радует сытость, материнство, покой; в спектакле, где, кажется, все сведено к первоосновам бытия и первоосновам искусства, возникает мотив, глубокий, человечнейший, и это производит огромное, незабываемое впечатление. (Здесь, кстати сказать, еще раз убеждаешься, какими могущественными могут быть натуралистические эффекты в условном театре и, наоборот, как выигрывает этот последний, когда обращается к быту.) «Мамаша Кураж»—притча и по замыслу, и по композиции, и в целом, и в своих компонентах, особенно в песнях, которые носят необычный — провидческий или исповедальный — характер, которые умнее своих певцов, что, впрочем, понятно: певцам надо жить, они не хотят прислушиваться к зловещей мудрости собственных слов. Вообще в спектакле много неуслышанных пророчеств — в этом помимо всего прочего его трагическая сила. Но, конечно, прежде всего своей трагической силой спектакль обязан актрисе Елене Вайгель.

Это интересно:   Незабываемый Шарль Азнавур

Из ст.: В. Гаевский. Жестокие притчи «Берлинского ансамбля». — «Театр», 1957, № 8.

Лит.: Б. Зингерман. О театре Брехта. — «Театр», 1961, № 1;

К. Ирд. Постараемся поймать чудо. Статьи о театре. Л., 1967;

В. Комиссаржевский. День театра. М., 1971.

Театральный календарь на 1974 год. М., 1973. 

ПОДЕЛИТЕСЬ ЗАПИСЬЮ