Александр Сергеевич Пушкин и русский театр (к 225-летию со дня рождения А.С. Пушкина)

6 июня исполняется 175 лет со дня рождения (1799) Александра Сергеевича Пушкина (умер в 1837 году).

А.С. Пушкин. Гравюра Л.С. Хижинского

Имя Пушкина — первое среди имен величайших деятелей русской культуры. Родоначальник новой русской литературы, создатель русского литературного языка, Пушкин явился и преобразователем русского театрального искусства. Его «Борис Годунов», «Маленькие трагедии» («Моцарт и Сальери». «Скупой рыцарь», «Каменный гость», «Пир во время чумы») составили целую эпоху в истории русского театрального искусства. В пьесах Пушкина выступали крупнейшие русские актеры: М. Щепкин — Барон в «Скупом рыцаре» (1853) и Сальери в «Моцарте и Сальери» (1854), М. Ермолова -дочь Мельника в «Русалке» (1874), А. Ленский— Дон Гуан в «Каменном госте» (1877). На сцене Александринского театра роль Барона в «Скупом рыцаре» исполнял В. Каратыгин (1852): в «Пире во время чумы» (1899) играли В. Давыдов (Председатель) и В Комиссаржевская (Мери). На сцене МХТ ставились «Борис Годунов» (1907) и «Маленькие трагедии» с К. Станиславским в роли Сальери и В. Качаловым в роли Дон Гуана. Наиболее значительные постановки Пушкина на советской сцене — «Борис Годунов» в Ленинградском академическом театре драмы (1934) и в Малом театре (1937), «Маленькие трагедии» в Малом театре (1937), в Театре им Евг. Вахтангова (1959) и Ленинградском академическом театре драмы им. А. С. Пушкина (1962).

Оперы на сюжеты произведений Пушкина и на тексты его «Маленьких трагедий» входят в репертуар многих театров нашей страны и всего мира.

Из статьи Александра Сергеевича Пушкина «О народной драме и драме «Марфа Посадница»

Драма родилась на площади и составляла увеселение народное. Народ, как дети, требует занимательности, действия. Драма представляет ему необыкновенное, странное происшествие. Народ требует сильных ощущений, для него и казни — зрелище. Смех, жалость и ужас суть три струны нашего воображения, потрясаемые драматическим волшебством. Но смех скоро ослабевает, и на нем одном невозможно основать полного драматического действия. Древние трагики пренебрегали сею пружиною. Народная сатира овладела ею исключительно и приняла форму драматическую, более как пародию. Таким образом родилась комедия, со временем столь усовершенствованная. Заметим, что высокая комедия не основана единственно на смехе, но на развитии характеров, и что нередко близко подходит к трагедии.

Трагедия преимущественно выводила тяжкие злодеяния, страдания сверхъестественные, даже физические (напр. Филоктет, Эдип, Лир). Но привычка притупляет ощущения — воображение привыкает к убийствам и казням, смотрит на них уже равнодушно, изображение же страстей и излияний души человеческой для него всегда ново, всегда занимательно, велико и поучительно. Драма стала заведовать страстями и душою человеческою.

Это интересно:   Булат Окуджава - 100

Истина страстей, правдоподобие чувствований в предполагаемых обстоятельствах — вот чего требует наш ум от драматического писателя. ..

А. С. Пушкин. Полн. собр. соч. в 10-ти т., т. 7. М., 1964.

Сцена из спектакля «Борис Годунов». Академический театр драмы, 1934

Из пушкинских набросков предисловия к «Борису Годунову»

Изучение Шекспира, Карамзина и старых наших летописей дало мне мысль облечь в драматические формы одну из самых драматических эпох новейшей истории. Не смущаемый никаким иным влиянием, Шекспиру я подражал в его вольном и широком изображении характеров, в небрежном и простом составлении планов, Карамзину следовал я в светлом развитии происшествий, в летописях старался угадать образ мыслей и язык тогдашнего времени. Источники богатые! Умел ли ими воспользоваться — не знаю, — по крайней мере, труды мои были ревностны и добросовестны.

Долго не мог я решиться напечатать мою драму. Хороший или худой успех моих стихотворений, благосклонное или строгое решение журналов о какой-нибудь стихотворной повести доныне слабо тревожили мое самолюбие… Но, признаюсь искренно, неуспех драмы моей огорчил бы меня, ибо я твердо уверен, что нашему театру приличны народные законы драмы Шекспировой, а не придворный обычай трагедий Расина, и что всякий неудачный опыт может замедлить преобразование нашей сцены.

А. С. Пушкин. Полн. собр. соч. в 10-ти т., т. 7. М., 1964.

 

Виссарион Григорьевич Белинский об Александре Сергеевиче Пушкине

Пушкин был совершенным выражением своего времени. Одаренный высоким поэтическим чувством и удивительною способностью принимать и отражать все возможные ощущения, он перепробовал все тоны, все лады, все аккорды своего века; он заплатил дань всем великим современным событиям, явлениям и мыслям, всему, что только могла чувствовать тогда Россия, переставшая верить в несомненность вековых правил, самою мудростью извлеченных из писаний великих гениев, и с удивлением узнавшая о других правилах, о других мирах мыслей и понятий, и новых, неизвестных ей дотоле, взглядах на давно известные ей дела и события.

 

Иван Александрович Гончаров об Александре Сергеевиче Пушкине

У Пушкина гораздо более прав на долговечность, нежели у Грибоедова. Их нельзя близко и ставить одного с другим. Пушкин громаден, плодотворен, силен, богат; он для русского искусства то же, что Ломоносов для русского просвещения вообще. Пушкин занял собою всю свою эпоху, сам создал другую, породил школы художников, — взял себе в эпохе все, кроме того, что успел взять Грибоедов и до чего не договорился Пушкин.

Это интересно:   140 лет со дня рождения русского и советского актера Василия Софронова

 

Александр Николаевич Островский об Александре Сергеевиче Пушкине

Пушкин застал русскую литературу в период ее молодости, когда она еще жила чужими образцами и по ним вырабатывала формы, лишенные живого, реального содержания, — и что же? Его произведения — уж не исторические оды, не плоды досуга, уединения или меланхолии; он кончил тем, что оставил нам образцы, равные образцам литератур зрелых, образцы, совершенные по форме и по самобытному, чисто народному содержанию.

 

Анатолий Васильевич Луначарский об Александре Сергеевиче Пушкине

Пушкин был русской весной, Пушкин был русским утром, Пушкин был русским Адамом. Что сделали в Италии Данте и Петрарка, во Франции — великаны XVII века, в Германии — Лессинг, Шиллер и Гёте, то сделал для нас Пушкин.

Из кн.: А. С. Пушкин в русской критике. М., 1953.

Н. Симонов — Сальери, В. Честноков — Моцарт. «Малень-кие трагедии». Ленинградский академический театр драмы им. А. С. Пушкина

Народный артист СССР Николай Константинович Симонов о работе над ролью Сальери («Маленькие трагедии» А. С. Пушкина, Ленинградский академический театр драмы им. А. С. Пушкина)

…Всего сорок коротких минут идет сценическое действие «маленькой трагедии» Пушкина «Моцарт и Сальери». Но по напряжению внутренних сил это для меня — сорок часов, нет — сорок дней, сорок мучительных и радостных дней и ночей. Они пролетают как одно мгновение, но чего-чего только не содержат в себе! Какой бешеной внутренней жизнью живет мой внешне не очень подвижный герой в эти сорок минут!.. Может быть, как ни в одной роли, почувствовал я в Сальери ритмическую основу образа, его тайную стремительно раскручивающуюся пружину.

Мне говорят: мы явственно ощущаем, как ваш Сальери спешит, торопится сотворить задуманное.

И это верно. Да, я — Сальери — внутренне подхлестываю себя, подхлестываю время, чтобы успеть… Может быть, боюсь, что не устою, что одолеют сомнения, боюсь не смочь. . . Мне страшно одуматься, отвлечься: вдруг придут отрезвление и благоразумие, вдруг во мне возьмут верх любовь к Моцарту, преклонение перед ним, перед истинно великим Искусством…

Ведь Сальери любит Моцарта, приходит в восторг от его музыки, понимает всю необъятность его гения…

В этом трагедия Сальери. Этим во многом обусловлен тот особый, напряженнейший ритм душевных мук моего героя. Наверно, только шекспировский Отелло может сравниться с ним по стремительности, лихорадочности внутренней жизни. Отелло, рассудок которого затмила страсть…

Это интересно:   190 лет назад была напечатана "Пиковая дама" А.С. Пушкина

В борении с собой, в споре со своей совестью и судьями Будущего рождаются монологи Сальери, суть которых в стремительных,

лихорадочных поисках мотивов убийства, оправданий его, возведение его в ранг подвига.

Эти монологи не могут быть холодно расчетливыми рассуждениями покойно сидящего в кресле человека. Они, как шквал, как вихрь, как плод сознания, смятенного до крайней степени, как бред одержимого страстью…

Из ст.: Н. Симонов. Трагедия совести. — «Театральная жизнь», 1964, № 8.

Лит.: А. С. Пушкин. Полн. собр. соч. в 10-ти т., т. 5, 7. М., 1964;

Пушкин и театр. Сб. М., 1953;

С.  Дурылин. Пушкин на сцене. М., 1951;

Б. Городецкий. Драматургия Пушкина. М.—Л., 1953;

Г. Лапкина. На афише — Пушкин. Л.—М., 1965.

Театральный календарь на 1974 год. М., 1973. 

ПОДЕЛИТЕСЬ ЗАПИСЬЮ