90 лет публикации рассказа Андрея Платонова «Такыр»

В 1934 году в альманахе «Айдинг-Гунлер» и журнале «Красная новь» был опубликован рассказ Андрея Платонова «Такыр»

Андрей Платонов

В марте 1934 г. Андрей Платонов в составе бригады Оргкомитета СП СССР выехал в Туркмению. Поездка эта была связана с десятилетием Советского Туркменистана и подготовкой Первого Всетуркменского съезда советских писателей. Тогда же в Туркмению был направлен отряд Туркменской комплексной экспедиции 1934 г. АН СССР. Несколько писателей (среди них и Андрей Платонов) были включены в этот отряд.

«Каждый из участников комиссии— бригады писателей — взял на себя определенную тему и занялся на месте собиранием и изучением материалов… При их деятельном участии проводились районные и окружные писательские конференции и Первый Всетуркменский съезд советских писателей, состоявшийся 8—12 мая с. г. ЦК КП(б)Т особым постановлением отметил работу бригады» (Предисловие Вс. Иванова и Г. Лахути к альманаху «Айдинг-Гунлер». М., изд. юбилейной комиссии ЦИК ТССР, 1934, с. 3).
Сразу после возвращения из этой, как видим, крайне насыщенной поездки Андрей Платонов публикует рассказ «Такыр».

Рассказ был высоко оценен критикой. «Андрей Платонов как бы указывает на то, как велика социальная и этическая ценность человека, испытавшего весь ужас рабства. Прошлое нанесло ему раны, следы которых не исчезнут. Но эти следы, как шрамы на теле людей, не утерявших революционного мужества и человеческого достоинства под шомполами белогвардейских палачей,— залог того, что человек крепко знает врага и никогда не погнется и не ослабеет в борьбе с ним» (И. Сац)

 

Рассказ «Такыр» написан А. Платоновым «по заказу». Но в нем нет и тени дежурной юбилейной суеты. «Такыр» — рассказ скромный, скупой и изящный. Он создан на «экзотическом» для русского читателя материале, но совершенно лишен экзотики. По строгости языка он даже несколько выбивается из литературной манеры тех лет. Несомненно, в работе над этим рассказом А. Платоновым был использован богатейший этнографический материал (работа в отряде научной экспедиции Академии наук СССР должна была такой материал дать), но он переработан и пережит писателем так глубоко, так органично, что в «Такыре» нет и следа «этнографии». Думается, что такой подход к незнакомому быту незнакомого народа свойствен далеко не каждому литератору. Не всем дано так просто и естественно «впустить в себя» и принять чужой язык, чужую психологию. Недаром в «Золотом теленке» И. Ильфа и Е. Петрова так едко, зло высмеиваются «литературные ковбои», наводнившие печать «восточными» штампами.
В рассказе «Такыр» отчетливо выражено истинно интернациональное сознание писателя, его сочувственно-уважительное отношение к людям, какой бы национальности они ни принадлежали. История персиянки-рабыни Заррин-Тадж и дочери ее, рожденной в неволе, Джумаль рассказана А. Платоновым сурово, почти жестоко, но с той долей поэтичности, которая, собственно, и выводит ее на уровень высокой трагедии, общечеловечной и — ни в коем случае — не узконациональной.

Это интересно:   150 лет абхазскому советскому писателю Дмитрию Гулиа

Нет смысла пересказывать «Такыр». Но, может быть, стоит поговорить о его стилистике. При скудости литературного приема, при полном отсутствии «восточной» пестроты в нем очевидна литературная изощренность и высокое мастерство.

«Такыр» — не просто название рассказа. В нем ключ к его символике, которую можно разгадывать, как узоры восточных ковров, где в орнаменты заплетены имена исчезнувших племен, героев, трагедии нищих семей и бунтарства народа.

В переводе с тюркского такыр — голый, пустая земля. В пустынях среди песков встречаются, тянущиеся километрами, наплывы иссохшей, твердой, как асфальт, глины. На такырах ничто не растет, кроме верблюжьей колючки. На такырах встречаются естественные колодцы с ледяной желтоватой водой.

Знаком рабской, безмолвной, как растение, терпеливой и рабской жизни становится такыр в рассказе Андрея Платонова. От него невозможно уйти. Героиня рассказа, Джумаль, родилась на такыре, выросла на такыре и ничего, кроме такыра, в жизни своей не видала. Но она еще молода и не научилась терпеть. И поэтому зло и насилие над ней рождают в ней злую гордость, первое и страшное проявление человеческого достоинства. Этот «маленький комок человеческой плоти» сражается за жизнь с отчаянием и упорством.

В статье о Николае Островском Андрей Платонов сказал: «И с «малым телом» можно исполнить большую жизнь. Ведь если нельзя жить своим телом, если оно разбито, изувечено борьбой… то надо (и оказалось, что — можно) превратиться даже в дух, но жизни никогда не сдавать, иначе она достанется врагу».

Этим и побеждает Джумаль. Этим и побеждают, казалось бы, навек порабощенные и готовые к исчезновению народы. Доведенный до отчаяния человек способен оказать поработителю сопротивление и выиграть в безнадежной схватке. Это, как говорил сам писатель, «непобедимое качество духа, начало всех благородных идей».

Это интересно:   210 лет со дня рождения Тараса Шеченко

Всю свою жизнь Андрей Платонов писал о том, что все на земле должно жить в своем назначении и выполнять свою работу. Этому твердому убеждению Андрей Платонов, ненавидевший все, противостоящее жизни, никогда не изменял.

Рассказ «Такыр» является полным и необычайно характерным выражением мировоззрения писателя. После публикации 1934 г. Платонов не вносил в него никаких поправок. Он оставил его без изменений и впоследствии внес его в список вещей, которые должны были войти в его полный сборник. Таким «Такыр» и был напечатан в первом крупном посмертном издании «Избранные рассказы» (М.: Советский писатель, 1958). Таким он по праву вошел в золотой фонд советской литературы .

В. Юсова

Памятные книжные даты. М., 1984. 

ПОДЕЛИТЕСЬ ЗАПИСЬЮ