110 лет со дня рождения советского драматурга Виктора Лаврентьева

27-го февраля исполняется 110 лет со дня рождения советского драматурга Виктора Владимировича Лаврентьева (1914-1986). К этой дате публикуем заметку о драматургии Виктора Лаврентьева. 

Начало творческого пути юриста по образованию и журналиста по профессии Виктора Владимировича Лаврентьева связано с Новосибирском и театром «Красный факел». Именно в содружестве с этим коллективом родились его первые пьесы: «Кряжевы» (1953), «Светлая» (1954), «Иван Буданцев» (1955) и др. «Красный факел» дал произведениям В. В Лаврентьева путевку в сценическую жизнь. Сегодня его лучшие пьесы («Ради своих ближних», «Где-то совсем рядом», «Чти отца своего», «Человек и глобус») идут в театрах Москвы, Ленинграда и многих других городов страны.

Имя сибирского драматурга Виктора Лаврентьева не так давно появилось на театральных афишах. А перед нами уже три его пьесы: «Без правды счастья не жди», «Кряжевы», «Светлая».

В обрисовке характеров и в языке персонажей этих пьес есть что-то строгое, суровое и в то же время яркое. Это сочетание по своей сути, если искать сравнение, очень близко характеру сибирской природы. Интерес у драматурга вызывают самобытные и сильные люди, пусть порой внешне угловатые и скупые на проявление чувств, но всегда цельные, с большими и глубокими страстями. В одной из пьес В. Лаврентьев нашел фамилию, очень точно выражающую внутреннее содержание этих цельных, словно из одного куска дерева вырубленных героев, — Кряжев. Его излюбленный герой — человек, не гнущийся под тяжестью испытаний и невзгод, крепкими корнями связанный с глубинами народной жизни.

Знание жизни — вот то, с чем пришел В. Лаврентьев в театр…

Ситуации, сходные с теми, которые лежат в основе пьес В. Лаврентьева, можно найти в ряде произведений последних лет. Но подлинное знание жизни, знание души простого человека делает удивительные вещи: перед нами раскрывается новый, неизвестный доселе мир, в котором живут люди, каких прежде мы не встречали ни в одном из прочитанных произведений. Таковы центральные персонажи пьес «Без правды счастья нет» и «Светлая».

Это интересно:   240 лет со дня рождения русского поэта Василия Жуковского

Драматизм является самой сильной стороной писательской манеры В. Лаврентьева. Ему присуще это особо ценное для драматурга умение раскрывать характеры в споре, в столкновениях. Он всегда стремится обнаружить драматическую суть событий.

В пьесах В. Лаврентьева почти нет искусственно сконструированных драматических ситуаций. Логика развития характеров рождает драматическую ситуацию. . .

Из ст.: Л. Лазарев. Рождение драматурга. — «Новый мир», 1955, № 10.

Б. А. Фрейндлих — Бармин, Ю. Н. Толубеев — Гришанков. «Человек и глобус». Ленинградский академический театр драмы им. А. С. Пушкина

О пьесе «Человек и глобус» (1967)

…Перед нами проходят эпизоды бурной деятельности философа и политика, ученого новой формации. Усилиями большого коллектива решается проблема. Бармин глубоко верит в людей, которых по поручению партии разыскал по всей стране. Он знает силу творческой инициативы и не считает себя вправе «что-то утаивать от товарищей, возможно более способных».

Непременным условием сознательного выполнения задания называет преодоление «психологического барьера» — инерцию прежнего мышления при встрече с новым явлением. Отсюда постоянная задача — убеждать и разъяснять, совместно размышлять. Этим внутренним заданием и объясняется, на мой взгляд, «говорливость» Бармина.
Но осознавая атомную проблему «как длительную военно-политическую операцию», Бармин ни на минуту не забывает о главной цели — поставить энергию атома на службу человеку. Недаром же именно в нашей стране создается первая в мире атомная электростанция, положено начало мирному использованию атомной энергии. Эта задача всегда была первоочередной в деятельности советских ученых. А оружие — сверхмощная водородная бомба— тоже была создана. И напрасно совершает Америка Трумэна свой подлейший ход: создает «дело Розенбергов», пытается изобразить дело таким образом, будто бы Советский Союз, будучи неспособным самостоятельно разработать проблемы атомного ядра, выкрал документы. Нет, неоспорим приоритет советских ученых в разработке основных принципов ядерной физики, — страстно утверждает эту мысль пьеса Лаврентьева.

Это интересно:   Хроника советской театральной жизни 90 лет назад (январь 1933 года)

Бармин весь устремлен в будущее. Не должен отныне, не имеет права человек думать о войне, о войне без победителя, о войне, способной уничтожить всю планету.

— Давайте думать о жизни. Вернемся к науке на благо человека. Слышите?

Совершенно очевидно: Бармин, крупный ученый и человек, разговаривает с потомками. — Надо быть патриотом планеты. Мыслить и действовать в масштабах глобуса. . . То, что я делал, называют наукой. То, что я делал, называют политикой. Я сам скажу, что я делал, чем занимался,— я любил жизнь, любил людей. В этом был весь мой труд, весь смысл моего дела. Я хотел изгнать из души людей страх преждевременной гибели. . . Люди, никогда не забывайте Майданек и Хиросиму! Не будьте равнодушными, доверчивыми, слепыми. Нет счастья без борьбы. . . Полного счастья вам, друзья! Полного счастья…

Так заканчивается пьеса. И этот оптимистический финал как нельзя более соответствует всему творческому направлению В. Лаврентьева.

«Человек и глобус» — первый опыт нашей драматургии в раскрытии подвига советских ученых-атомщиков. Пьеса удостоена премии на конкурсе на лучшую пьесу к 50-летию Великой Октябрьской социалистической революции, принята к постановке в ряде ведущих театров страны (например, в Малом театре). Как бы дальше ни развивалась тема, поднятая В. Лаврентьевым, несомненно одно — отсчет начат пьесой «Человек и глобус».

Из кн.: Л. Баландин. Виктор Лаврентьев. Новосибирск, 1969.

Лит.: В. Лаврентьев. Пьесы. М., 1960; Где-то совсем рядом. Пьесы. Новосибирск, 1967;

Человек и глобус. М., 1970;

Б. Рясенцев. Когда занавес раскрывается. Новосибирск, 1961;

Л. Баландин. Виктор Лаврентьев. Новосибирск, 1969.

Театральный календарь на 1974 год. М., 1973. 

ПОДЕЛИТЕСЬ ЗАПИСЬЮ
Это интересно:   125 лет датскому писателю Каю Мунку