115 лет со дня рождения советского прозаика, поэта, критика Юрия Домбровского

29 апреля 1909 года в Москве в семье адвоката родился Юрий Осипович Домбровский (1909-1978) — советский писатель, прозаик, поэт, литературный критик, мемуарист, журналист и искусствовед. В 2024-м году отмечается 115 лет со дня рождения Юрия Домбровского. 

 

Имя Домбровского стало известно не с первой и не со второй его книги. Литературное событие — это всегда совпадение двух вещей: свойств самого произведения и ожиданий времени. Событием стала третья книга писателя — роман «Хранитель древностей».

«Не читали еще — в «Новом мире»? Читайте, читайте!» — говорили друг другу. Было лето 1964 г. Имя автора было совершенно новым. В течение двух-трех лет оно стало не просто читательскому кругу известным — пятидесятипятилетний писатель оказался в первом ряду тогдашних отечественных прозаиков. Человек, от лица которого шел рассказ в «Хранителе древностей», был поначалу незаметен, почти невзрачен, весь обращен вовне, прилежно описывал, изображал. Но вот постепенно, после двух-трех десятков страниц, стало расчищаться, рассветляться пространство вокруг этого хранителя древностей алма-атинского музея, фигура выступила из фона. Простые добродетели, которыми наделен был этот человек, на глазах обретали весомость. Разные люди с ним говорят, и каждый пытается объяснить обстановку, втолковать свое, а хранитель то ли не хочет, то ли и впрямь не может это понять. Он и погружен в эту повседневную жизнь предвоенных лет с ее стереотипами, и отделен от нее естественным для него желанием быть в согласии с собой, со своим представлением о том, что хорошо, что дурно.

Домбровский не раз оспаривал творческую практику тех, кого, как он говорил, «ведет материал»,— тогда автор, много повидавший, пишет «не из себя, а отталкиваясь от виденного, и теряет контроль над материалом». Сам он, пережив немало, писал тем не менее больше «из себя» — анализ, осознание были для него первостепенными. Это видно уже в первой книге — историческом романе «Державин» (1939; в журнальном варианте — «Крушение империи», 1938). Главные фигуры в нем плотно взаимодействуют. Первую часть романа, повествующего еще не о Державине-поэте, а о молодом офицере, неудачливом усмирителе пугачевского восстания, писатель начал в Алма-Ате, видимо, в 1937 году; вторая осталась ненаписанной. Через 25 лет, вспоминая ис-торию работы над романом в рас-сказе «Деревянный дом на улице Гоголя» (Простор, 1973, № 11), Домбровский писал о воздействии на его прозу книг старших современников: «Я очень, чрезмерно даже, тогда любил Тынянова, он меня даже потряс так, что я потерял вкус ко всякой иной современной прозе: она мне казалась пресной… Все у него на пределе, на втором дыхании, и герои действительно делают совсем не то, что от них ожидаешь, им бы радоваться, а они тихонько кусают губы, им бы взвыть, а они смеются. И в этом вся их сила». И когда начал писать свою прозу — с некоторым изумлением обнаружил, что герои мои заговорили точно так же. Это было хорошо у Тынянова, но никак не проходило у меня». Влияние этой прозы отнюдь не таково, чтобы от него можно было освободиться без усилий, и, конечно, оно чувствуется в романе, но зато в нем же и вполне различимо то ядро, сгущение, которое и есть средоточие творческой оригинальности Домбровского, из которого развернутся его последующие вещи. Мера вольности и обусловленности человеческих действий, случайное и роковое, личностное и социальное, сиюминутное и историческое — все это уже есть в первом неоконченном романе писателя. Вновь оказавшись в Алма-Ате в 1943 г., тяжело больной, он начинает второй роман, отличный от первого будто на целую эпоху, хоть прошло всего несколько лет. Появившись через пятнадцать лет в печати, роман «Обезьяна приходит за своим черепом» будет поражать читателей конца 50-х — начала 60-х гг. глубоким, социально острым проникновением в суть происходящих событий. И в те же самые последние военные и первые послевоенные годы он писал новеллы о Шекспире («Смуглая леди», «Вторая по качеству железная кровать»), вышедшие в 1969 г. отдельной книжкой. Вообще же все его книги зарождались, видимо, одновременно и лишь позднее как-то расщеплялись, разветвлялись в отдельные повествования. В одном же интервью он уверял, что и «Хранитель древностей» был написан (в первой редакции) еще в 1939 г., а из рецензии Степана Злобина на рукопись романа можно узнать, что и осенью 1963 г., спустя восемь лет после того, как Домбровский, полный сил и желания работать, приехал в Москву, роман был иным: в середине его действие переносилось в конец 40-х гг. на север, и там происходило распутывание сюжетных связей, обозначенных в первой части. Роман менялся уже в процессе печатания, в творчески дружной работе автора со своим редактором А. С. Берзер. И оттого что в печатном тексте(сначала в двух журнальных книжках «Нового мира», потом в отдельном издании, выпущенном в 1966 г. «Советской Россией») перед нами оказалась тщательно отграниченная часть большого, давно задуманного целого, возникало ощущение особой глубины фона, неисчерпанности жизненных судеб главных героев.

Это интересно:   120 лет советскому писателю Аркадию Гайдару

Его писательское внимание, как и внимание главного его героя, было сосредоточено на истории, которую он прекрасно знал (сам себя считал античником, мечтал когда-то написать роман о Катулле). Одно из писательских занятий он видел в воспитании правового сознания. Оно было частью его мышления, самой его личности, он готов был писать на эту тему не только романы, но и трактаты. Колоссальные запасы точной фактологической памяти сочетались в нем с немеренными возможностями воображения, и если бы тех лет, что ему удалось провести за письменным столом, ему отпущено было больше — мы прочли бы, конечно, романы, очертания которых только угадываются на страницах тех изобильных и сгущенных вещей, которые ему удалось написать и многие из которых уже ждут переизданий.

М. Чудакова

Памятные книжные даты. М., 1984. 

ПОДЕЛИТЕСЬ ЗАПИСЬЮ