490 лет голландскому художнику Дирку Барендсу

В 2024-м году исполняется 490 лет со дня рождения голландского художника эпохи Возрождения Дирку Барендсу (1534-1592). Публикуем очерк о творчестве голландского живописца. 

Корнелис Кетел. Портрет Дирка Баренца

«Если избранные люди от природы имеют влечение к искусству и притом им выпадает счастье утолять свою жажду знаний в источниках, изобилующих самыми совершенными наставлениями, то мы являемся в этих случаях свидетелями такого могучего развития их дарований и создания ими таких высоких произведений, что они вполне заслуженно бывают причислены к разряду самых выдающихся и знаменитых живописцев». Такими высокопарными словами Карель ван Мандер, нидерландский художник и биограф, начинает жизнеописание Дирка Барендса, известного нидерландского живописца, пионера портретного жанра.

По сведениям того же ван Мандера, Дирк Баренде родился в Амстердаме в 1534 году в семье художника. Его отец, которого называли Глухим Барендсом, был неплохим живописцем и многому сумел обучить своего сына. Ван Мандер видел в амстердамской ратуше картины старшего Барендса, посвященные осаде города в 1535 году, и по достоинству оценил их. Но главной живописной школой для молодого Дирка была Италия, куда он уехал на двадцать первом году жизни. Местом своего пребывания он выбрал Венецию, город, насыщенный искусством и вдохновивший не одно поколение художников. Дирк поселился, по свидетельству ван Мандера, у самого Тициана, «где нашел самый радушный прием, и жил у него в доме, как сын, хорошо угощая приезжавших в Венецию соотечественников, что не только ему дозволялось хозяином, а иногда даже и приказывалось».

Портрет Вильгельма Оранского, между 1582 и 1592

Несомненно, что в Венеции Дирк изучал не только произведения своего учителя, но и был знаком с творчеством других венецианских мастеров. Интересно, что его привлекали не мастера раннего Возрождения с их простодушной наивностью и поэтичностью: как ни прекрасны были работы Джорджоне и Карпаччо, Барендс увлекся другим. Его кумиром стали художники зрелого Ренессанса. Помимо Тициана это были Тинторетто и Веронезе. И более всего Барендс стремился перенять у них умение правдиво и жизненно изображать человека, его лицо, фигуру, жесты. Уже в эти ранние годы Барендс проявлял особый интерес к образу человека, внутренне тяготея к жанру портрета.
Надо сказать, что этот жанр имел в то время в Голландии свои, хотя и скромные, традиции. Отдельные портреты встречаются еще в творчестве франко-фламандских миниатюристов и Яна ван Эйка в начале и первой половине XV века. Но специфически голландским представляется именно групповой портрет, который зародился в 20-е годы XVI века и получил развитие исключительно в Голландии. 1550 — 1560-е годы — время первого расцвета этого жанра.

Это интересно:   365 лет голландскому живописцу Адриану ван дер Верфу

Помимо чисто художественных тенденций, способствовавших развитию группового портрета, были у этого явления и социальные предпосылки. Ведь именно во второй половине XVI века бюргерство начинает осознавать себя как общественную силу. Приходит также сознание ценности каждого индивидуума. Бюргерство объединяется в различные корпорации, которые практически и управляют обществом. А заказы на групповые портреты приходят в первую очередь от корпораций, чаще всего стрелковых гильдий, то есть организаций военного типа, имеющих задачей оборону страны. Интересно отметить, что в Южных Нидерландах в это время развивается тип парадного репрезентативного портрета.

Триптих жизни Марии, ок. 1565

Групповые портреты XVI века — это в основном изображения членов трех стрелковых гильдий: мушкетеров, стрелков из лука и аркебузиров. Это люди, жизнь которых представляла собой постоянную смену военных действий и бурного веселья. Поэтому они изображены то с мушкетами в руках, то держащими бокалы вина.
«Все мы вместе пьем вино, и все в борьбе мы заодно»,— так пели они в то время.

Расцвет голландского группового портрета связан с именами Дирка Якобса и Дирка Барендса. Именно в их творчестве из условно объединенных изображений портрет превращается в единую композицию. Это отметил и К. ван Мандер: «…особенно хороши его портреты в помещениях стрелковых обществ в Амстердаме, представляющие целые собрания или группы людей …есть такая групповая портретная картина, где чрезвычайно хорошо написан литаврщик. Затем …есть картина, представляющая людей, сидящих за столом и едящих рыбу. Сверх того в помещении стрелкового общества св. Себастьяна находится великолепная картина, на которой представлено несколько старых загорелых лиц стрелков и вверху, на галерее, кучка людей, держащих большой серебряный рог для питья. Все это было исполнено и хорошо, и красиво». По описанию ван Мандера можно увидеть, что Барендс стремился добиться цельности портретной группы. Об этом свидетельствуют произведения его кисти, например, два портрета, выполненных в середине 1560-х годов, из амстердамского музея.

Это интересно:   К 140-летию советского художника Исаака Бродского
Банкет восемнадцати стражников, 1566

Художник более свободно владеет композицией, чем его коллеги Д. Якобс или К. Теннисен. Он вносит в картину не только движение, жестикуляцию персонажей, но и некий жанровый момент. Его герои как бы оживают за пиршественным столом. Так, в групповом портрете стрелков 1564 года все персонажи поворачиваются лицом к зрителю, но создается впечатление, что они лишь на мгновение оторвались от трапезы и готовы тут же продолжить свое занятие. Их жизненность и правдивость художник подчеркивает не только портретным сходством (а оно несомненно), но и тем внутренним диалогом, который ведут персонажи, хотя они и не обращаются друг к другу. Так мастер выполняет еще одну из поставленных перед ним задач — передать дух корпорации, не только формальное, но и идейное единение этих людей.

Дирк Барендс недаром заслужил славу портретиста. Он обладал всей суммой технических знаний, достаточных для того, чтобы передать портретное сходство, умело владел композиционными приемами, был настоящим мастером кисти.

Страшный суд. Фреска бенедиктинского аббатства в Фара-ин-Сабина, Лацио. 1561

Гораздо менее известен Барендс как мастер индивидуального портрета. Художник обращается к этому жанру в последние годы своей жизни. Его все более привлекают личностное начало в человеке, характерные особенности внешности, разнообразные проявления внутренней жизни. Барендс стремится к наибольшей правдивости и эмоциональной выразительности, мало принимая во внимание социальное положение своих моделей. Об этом свидетельствуют, например, портреты принца Вильгельма Оранского и неизвестного мужчины (лесника), в которых Дирк Барендс заостряет свое внимание на болезненности и недоверчивости первого и глубоком проникающем взгляде второго.

Групповой портрет стражников

В своих поздних портретах Д. Барендс предвосхищает времена наивысшего расцвета голландского портрета. Он поистине опережает свое время, с гениальной прозорливостью обращаясь к тем проблемам, которые будут интересовать голландских художников лишь полвека спустя. Но его «художественные пророчества» оказались забытыми, а в историю искусства он вошел как мастер группового портрета.

Это интересно:   415 лет со дня рождения английского "короля портрета" Самуэла Купера

А. ТАРГУЛОВ

Художественный календарь. Сто памятных дат. М., 1984. 

ПОДЕЛИТЕСЬ ЗАПИСЬЮ