190 лет знаменитой сказке Петра Ершова «Конёк-Горбунок»

Весной 1834 года профессор русской словесности Петербургского университета, известный поэт и критик П. А. Плетнев, близкий друг Пушкина, прочел студентам вместо лекции первую часть стихотворной сказки «Конек-Горбунок», а затем назвал имя автора, сидевшего здесь же. Им был девятнадцатилетний студент Петр Ершов, приехавший учиться в столицу из Сибири. 

В апреле того же года первая часть «Конька-Горбунка» была напечатана в журнале «Библиотека для чтения», а спустя два месяца вся сказка вышла отдельным изданием, быстро завоевав огромную популярность у читателей. До конца своих дней Ершов не расставался с литературой, написал довольно много произведений в различных жанрах: стихотворений, пьес, либретто. Однако все они были заслонены замечательной сказкой, созданной автором в ранней молодости, и в сознании большинства читателей Ершов так и остался автором одной книги — « Конька-Горбунка».

Титульный лист первого издания

Творческая история сказки неизвестна. Ранние ее рукописи, в их числе и те, по которым набирались и первое издание 1834 г. (два последующих издания повторяли его без
перемен в тексте), и четвертое, исправленное и дополненное издание 1856 г., не сохранились. Собственно история первого издания сказки также совершенно неизвестна. Переписка и воспоминания автора и его современников не сохранили нам никаких подробностей.

Сам Ершов неоднократно называл трех человек, горячо поддержавших его литературный дебют в 1834 г., мнением которых он необыкновенно гордился. Это— Пушкин, Жуковский и Плетнев. При этом имя Пушкина он почти всегда называл первым.

По признанию П. А. Плетнева, ему «суждено было услышать едва ли не первому» стихи «Конька-Горбунка» (см.: Ярославцов А. К. Петр Павлович Ершов, автор сказки «Конек-Горбунок»… Спб., 1872, с. 118; далее—Ярославцов). Плетнев не только организовал публичное чтение сказки в университете. Очевидно, он делал какие-то замечания или поправки в первоначальном тексте «Конька-Горбунка», принятые автором. Кроме того, по мнению некоторых исследователей, именно Плетнев рекомендовал «Конька-Горбунка» в журнал «Библиотека для чтения» и способствовал напечатанию всей сказки отдельным изданием.

Доля участия Жуковского в подготовке и выпуске первого издания «Конька-Горбунка» неизвестна. Вполне возможно, что и Жуковский не ограничился общей похвалой «Коньку-Горбунку», а принял более близкое участие в нем, например, сделал замечания или поправки при чтении рукописи, содействовал появлению сказки в печати.
С Пушкиным Ершова, судя по всему, познакомил Плетнев. Встречались они неоднократно, и, возможно, не только в 1834 г., а и позднее, до лета 1836 г., когда Ершов уехал в Тобольск.

Это интересно:   130 лет со дня рождения советского писателя Виталия Бианки

Согласно воспоминаниям самого Ершова, Пушкин был очень доволен «Коньком-Горбунком» и сказал молодому автору: «Теперь этот род сочинений можно мне и оставить». От самого автора «Конька-Горбунка» известно и о намерении Пушкина «содействовать Ершову в издании этой сказки с картинками и выпустить ее в свет по возможно дешевой цене, в огромном количестве экземпляров для распространения в России; но, при недостаточных средствах автора и по случаю смерти Пушкина, намерение это не выполнилось» (Ярославцов, с. 2—3). Дошла до нас и характерная похвала Пушкина: «Этот Ершов владеет русским стихом, точно своим крепостным мужиком» (Рус. архив, 1899, № 6, с. 355).

Страница издания 1902 г. Худ. Самокиш-Судковская.

В письмах Ершова нам встретились два любопытных признания, раскрывающих замечательное отношение Пушкина к нему. Так, в письме к В. А. Треборну от 25 сентября 1841 г. автор «Конька-Горбунка» вспоминал, что знакомством «с грамотной братией» в Петербурге, т. е. с писателями, редакторами, издателями он во многом обязан «благородному А. С. Пушкину» (Ярославцов, с. 80), и роль Пушкина в этом была много значительнее, чем роль других, например Сенковского. В другом письме к Треборну (1843) Ершов, обиженный на Плетнева, отказавшегося помочь его пасынку поступить в Петербургский университет на казенный кошт, признавался: «Петру Александровичу (Плетневу.— А.Т.) и прочим покровителям благодарен до глубины души. Со смертию незабвенного Пушкина отношения их переменились; ну да и лучше. Их расположение было не делом собственного чувства, а только отголоском мнения других. Не великая потеря!..» (Ярославцов, с. 99). Таким образом, человеком, которому Ершов больше всех был обязан в блестящем начале своего творческого пути, он считал Пушкина. Более того, полагал, что расположение великого поэта к нему определяло отношение других, в частности, Плетнева и Жуковского.

Первый биограф Пушкина П. В. Анненков, друг Белинского и Тургенева, встретился с издателем А. Ф. Смирдиным и с его слов записал ряд ценных сведений об истории издания пушкинских произведений, об отношениях поэта с современниками. В частности, Анненков написал: «В апогее своей славы Пушкин с живым одобрением встретил известную русскую сказку г-на Ершова «Конек-Горбунок», теперь забытую. Первые четыре стиха этой сказки, по свидетельству г-на Смирдина, принадлежат Пушкину, удостоившему ее тщательного пересмотра» (Сочинения Пушкина… T. 1. Материалы для биографии Александра Сергеевича Пушкина. Изд. П. В. Анненкова. Спб., 1855, с. 166).

Рыба-кит. Худ. Д. В. Милашевский

Смирдин был издателем журнала «Библиотека для чтения». Он же выпустил и первое отдельное издание «Конька-Горбунка». Был Смирдин и главным издателем Пушкина. Близкие отношения Смирдина как с Пушкиным, так и с Ершовым, несомненно, гарантируют достоверность его сообщения. При просмотре описи бумаг Смирдина, составленной им самим, мы натолкнулись на любопытную запись, имеющую непосредственное отношение к теме настоящей работы: «Пушкин Александр Сергеевич. <…> Заглавие и посвящение «Конька-Горбунка». (Список с «Описи бумаг А. Ф. Смирдина». Копия 1857 г.— ГПБ, ф. 696. Симони П. К., ед. хр. 66). Следовательно, в архиве Смирдина до конца его дней хранился неизвестный нам автограф Пушкина, связанный с «Коньком-Горбунком» !

Это интересно:   Екатерина Демакова, Екатерина Демидова - "Яйцо" (аудио)

Пока нет возможности подробно раскрыть содержание автографа, однако есть основание предположить, что Смирдин, говоря Анненкову о первых четырех стихах «Конька-Горбунка», написанных Пушкиным, сказал это не только по памяти, а имея, так сказать, вещественное доказательство.

Автограф Пушкина мог быть подарен Смирдину любым из тех, кто был причастен к первым публикациям «Конька-Горбунка»: Пушкиным, Сенковским, Плетневым, Жуковским. Но все же наиболее вероятна версия, что он получил его от Ершова, у которого и должен был находиться пушкинский листочек.

Илл. к поэме. Худ. Р. К. Жуковский

Любопытно при этом вспомнить рассказ Ершова М. С. Знаменскому: «Да, я, когда приехал сюда, в страшной хандре был и много сжег. Теперь жалко: напомнило бы, по крайней мере, молодость… Были у меня и заметки, писанные Пушкиным и другими» (Сибирские огни, 1940, № 4—5, с. 239). Можно предположить, что эти заметки относились, так же, как и пушкинский автограф, хранившийся у Смирдина, к «Коньку-Горбунку» и представляли собой замечания, поправки и варианты к его тексту, сделанные Пушкиным, Плетневым, Жуковским. Их уничтожение автором сказки, вероятно, навсегда лишило нас возможности восстановить ее творческую историю. Может быть, навсегда останутся неизвестными и строки, принадлежавшие Пушкину, Жуковскому…

Гениальная сказка Ершова «Конек-Горбунок» осталась главной его книгой, и время, когда она создавалась, когда появились ее первые публикации, осталось в его памяти как самое лучшее время блистательного творческого успеха и грандиозных надежд, время, когда юный автор «Конька-Горбунка» был согрет вниманием и поддержан лучшими поэтами России — Пушкиным и Жуковским.

Когда вышло в 1856 г. очередное издание «Конька-Горбунка», Ершов послал А. К. Ярославцову «похвальное слово своему первенцу»: «»Конек» мой снова поскакал по всему русскому царству. Счастливый ему путь! <…> Заслышав, тому уже 22 года, похвалу себе от таких людей, как Пушкин, Жуковский и Плетнев, и проскакав за это время всю долготу и широту русской земли, он очень мало думает о нападках господствующей школы и тешит люд честной, старых и малых, и сидней, и бывалые, и будет тешить их, пока русское слово будет находить отголосок в русской душе, т. е. до скончания века» (Ярославцов, с. 155).

А. П. Толстяков

Это интересно:   215 лет со дня рождения Николая Гоголя

Памятные книжные даты. М., 1984. 

ПОДЕЛИТЕСЬ ЗАПИСЬЮ