740 лет с рождения итальянского художника Симоне Мартини

В 2024-м году исполняется 740 лет со дня рождения итальянского художника, представителя сиенской школы живописи Симоне Мартини (ок. 1284 — 1344). Публикуем статью о творчестве замечательного итальянского художника XIV века. 

Предполагаемый портрет Симоне Мартини

Давно стало привычным деление итальянского искусства на Проторенессанс (XIII век), треченто (XIV век), раннее Возрождение (XV век) и Высокое Возрождение (XVI век). Такая периодизация, хотя и остается несколько условной, отражает определенный историко-художественный процесс, который переживало итальянское искусство этого времени. Начиная с Проторенессанса в искусстве Италии происходит накопление новых художественных идей, которое вскоре дает блестящие результаты. Речь идет об искусстве великого Джотто. Первым среди европейских художников он синтезировал в своем творчестве разнообразные впечатления от окружающих человека реалий — природы, быта и наконец самого человека. Земная обыденная жизнь стала предметом художественного интереса, а человек — центральной темой искусства. Таким образом, уже и в это время были намечены пути развития итальянского искусства вплоть до XVI столетия.

В эпоху треченто это целенаправленное развитие несколько приостанавливается. Искусство как бы набирает силы перед решающим рывком. В творчестве многих художников переплетаются подчас противоположные традиции и влияния, которые, на первый взгляд, тормозят развитие искусства, возвращают его на уже пройденный этап. И тем не менее треченто нельзя назвать периодом упадка хотя бы потому, что оно породило столь великих мастеров, как Симоне Мартини и братья Лоренцетти.

Мадонна с младенцем из Сиенской пинакотеки, 1308–1310

Симоне Мартини был ярким представителем сиенской школы живописи. Он не только родился и жил в этом городе, но и проникся духом его культуры. Возможно, что он учился у основоположника сиенской школы, своего старшего современника Дуччо. Во всяком случае Симоне усвоил и развил многие заложенные в искусстве Дуччо основы.

Уже в своей ранней работе — фреске «Маэста» в Палаццо Публико в Сиене — Симоне обновляет традиции своего учителя. Композиция традиционна для итальянской живописи треченто: восседающая на троне Мария с младенцем Христом в окружении святых. Хорошо известная аналогичная композиция у Дуччо — икона «Маэста» из сиенского собора. Сравнительный анализ этих произведений говорит о следующем: «Маэста» Симоне обладает гораздо большей свободой движения и ярко выраженной глубиной, пространственностью. Дуччо же следует традиции византийской иконы в своем стремлении сохранить плоскость и усилить декоративное звучание цвета.

Это интересно:   125 лет со дня рождения индийского художника Атула Боса

И еще один новый по сравнению с Дуччо аспект творчества Симоне Мартини. Начиная с самых ранних произведений на всем лежит печать светскости, готической утонченности, хотя художник часто придерживается чисто религиозной тематики. Тому можно найти несколько объяснений. Во-первых, в эпоху треченто Италия подвергается сильнейшим готическим влияниям, шедшим в основном из Франции. Вместе с ними в искусство проникают элементы придворно-рыцарской культуры, утонченно-изысканного вкуса высшей аристократии. Во-вторых, становятся еще более тесными политические и экономические связи Италии с Францией. Достаточно упомянуть так называемое «Авиньонское пленение» римских пап или царствование анжуйской династии в Неаполе. В-третьих, усиливаются мистические настроения в самой Италии, что тоже способствует распространению готического стиля.

Маэста, 1315

Через два года после создания «Маэсты» в 1317 году Симоне оказывается в Неаполе на службе у герцогов Анжуйских. Там он был, вероятно, посвящен в рыцари и снискал особое покровительство Роберта Неаполитанского. Доказательство тому — алтарный образ, написанный Симоне и изображающий св. Людовика Тулузского, коронующего Роберта Неаполитанского. Это произведение как бы подтверждало политическую законность королевской власти Роберта. Может быть, поэтому Симоне Мартини здесь наиболее консервативен и близок к традициям своего учителя Дуччо.

Первая половина 1320-х годов не ознаменована какими-либо особыми достижениями. Мастер продолжает работать в уже известной нам манере, все более и более используя элементы готического стиля. Но уже во второй половине этого десятилетия Мартини вступает в полосу творческого взлета. Он пишет фрески и алтарные образы, проникнутые поэтически-праздничным ощущением жизни. Его палитра становится все более яркой, живой и нежной.

Благовещение, 1333

В 1325—1326 годах Мартини украшает фресками капеллу Сан-Мартино в нижней церкви Сан-Франческо в Ассизи. Характерен уже сам сюжет, выбранный художником —жизнь св. Мартина Турского, одного из самых популярных французских святых, особо почитаемого рыцарством. Этот святой был воином, поэтому его жизнеописание, особенно в трактовке современных Мартини теологов, представляло для художника прекрасную возможность изображения рыцарского быта.

В 1333 году Симоне пишет свое лучшее станковое произведение— знаменитое «Благовещение» (Флоренция, галерея Уффици). Он следует традиционной иконографии: Мария сидит с книгой в руке, ангел приближается к ней со словами «Благодатная Мария, Господь с тобою» (они начертаны белыми буквами на золотом фоне картины). Между ними — ваза с лилиями, символизирующими чистоту Богородицы, а наверху изображен св. Дух в виде спускающегося к Марии голубя в окружении шестикрылых серафимов. Эта незамысловатая композиция окружена трехчастной готической аркой, вырезанной из дерева.

Это интересно:   240 лет шотландскому художнику Эндрю Геддесу
Несение креста, 1333

Изысканность линии, утонченность и нервность силуэта лишь подчеркивают орнаментально-плоскостную основу картины. Ее типично сиенский колорит с преобладающими коричнево-золотистыми тонами только выигрывает от включения синих и пурпурных (одежда Марии), розовых и белых цветов (одежда ангела). Очень поэтично сказал об этом произведении один знаток итальянского искусства: «Чтобы выразить свое чувство грации и изящества, Симоне Мартини обладал более чем достаточными средствами. Он был таким колористом, как мало кто до него и после него. У него было замечательное чувство линий, и по крайней мере однажды он достиг непревзойденной степени совершенства… Как изысканна красота, изящны движения, нежна оливковая ветвь в «Благовещении» в Уффици! Когда вы смотрите на мантию ангела, вам кажется, что весенний солнечный луч упал на тающий снег!»

Удивительно, что даже здесь Симоне Мартини преобразил религиозный сюжет в куртуазную сцену. Если бы не привычные атрибуты «Благовещения», то могло бы создаться впечатление, что это эпизод из придворной жизни: коленопреклоненный рыцарь перед своей дамой. Необыкновенно поэтичная по своему настроению, картина вызывает в памяти скорее любовные сонеты Петрарки, чем евангельские строки.

Посвящение в рыцари, фреска, 1326

Следующий и последний этап жизни и творчества Симоне Мартини связан с Авиньоном, куда мастер переселяется в 1340 году. Этот переезд во Францию был логическим завершением духовных поисков художника, всю жизнь тяготевшего к французской культуре.

По своему стилю поздние произведения мастера еще больше сближаются с готикой. Об этом мы можем судить по немногим дошедшим до нас памятникам, лучший из которых — расписной настольный алтарь, фрагменты которого хранятся в нескольких музеях Европы.

Праздничные настроения сиенского периода сменяются трагическими нотами, драматизмом. Размер произведений все уменьшается, в чем, видимо, сказалось влияние французской книжной миниатюры, но при этом усиливается трагическое звучание. Готика с ее экзальтированностью как бы входит составной частью в искусство Мартини. При этом он усваивает и любовь готики к внешней красивости, к изысканному сочетанию цветов, блеску золота.

Мадона с младенцем

Готические влияния распространяются и на образную сторону произведений Симоне Мартини. Постепенно его излюбленным мотивом становится изображение Марии. При этом он воспринимает ее не как защитницу человечества или воплощение чистоты, а как олицетворение женственности, красоты и изысканности. В своем восприятии Марии Симоне Мартини был недалек от культа Прекрасной дамы, получившего столь широкое распространение в итальянской поэзии того времени. Поэтому и не случайной была встреча художника с поэтом Петраркой в Авиньоне. Художник нарисовал портрет его возлюбленной Лауры. В ответ ему были написаны стихотворные строки, в которых Лаура сравнивалась с Марией:

Мой Симон был, наверное, в раю,

Откуда спустилась благородная Мадонна.

Там он ее увидел и запечатлел на пергаменте,

Чтобы дать земле свидетельство ее прекрасного образа.

Этими словами проницательный Петрарка не только определил скрытый смысл сделанного Мартини рисунка, но и дал характеристику всему его творчеству, проникнутому духом жизнеутверждающей поэзии.

Это интересно:   420 лет фламандскому живописцу Паулю Понтиусу

А. САРАБЬЯНОВ

Художественный календарь. Сто памятных дат. М., 1984. 

ПОДЕЛИТЕСЬ ЗАПИСЬЮ