215 лет русскому драматургу и театральному критику Федору Кони

21-го марта исполняется 215 лет со дня рождения русского драматурга и театрального критика Федора Алексеевича Кони (1809-1879). К этой дате публикуем статью о замечательном деятеле русской культуры 19-го столетия. 

Пестрый хоровод водевилей Ф. А. Кони составил репертуар, в котором блистали многие русские актеры: Щепкин, Живокини, Асенкова, Дюр. Под пером Кони водевиль становился волнующим современным жанром. Лучшие из его творений — «Титулярные советники в домашнем быту», «Женишок-горбунок», «Петербургские квартиры», «Беда от сердца и горе от ума» — запечатлели русский быт и русские нравы XIX в.

Но этим не исчерпываются заслуги Кони перед отечественным искусством: драматург, историк театра и критик, он был издателем и редактором журнала «Пантеон русских и всех европейских театров»—уникальной летописи театра своего времени.

…Кони выступает на сцену в то самое время, когда Репетилов произнес свое знаменитое изречение:
Водевиль есть вещь, а прочее все гиль.

Водевиль в самом деле господствовал тогда на русской сцене, вытесняя героическую драму и подготовляя удобную почву для бытовой комедии. Кони быстро овладел водевильным стилем, образчики которого мы видели в произведениях Хмельницкого. Он не только воспринял от своего предшественника внешнюю форму водевиля, но и развил в себе природную способность схватывать в людях все смешные стороны и излагать в живой, задорной форме куплета. Звание первого русского куплетиста должно быть, по всей справедливости, присуждено Кони. Если Хмельницкий был водевилистом по преимуществу,— Кони был им по природе. До него все попытки создать русский водевиль имели дилетантский характер. Авторы их, по большей части люди случайные в литературе, занимались драматургиею ради любопытного времяпровождения, а не в силу внутренних побуждений. P. М. Зотов прекрасно охарактеризовал дилетантизм, царствовавший в нашей драматической литературе начала этого столетия, утверждая, по личному опыту, что «все способности в человеке развиваются случайно, по мере обстоятельств и окружающих предметов». Кони не принадлежал к этому разряду писателей. Это был не только органический, но и профессиональный водевилист, созданный временем и воспроизводящий это время в целом ряде веселых, наблюдательных пьесок. . .

Это интересно:   125 лет Бертольту Брехту

Из ст.: Беляев Ю. Русские водевилисты.— Театр и искусство, 1898, N 41.

 

Анатолий Фёдорович Кони о своем отце Фёдоре Алексеевиче Кони

…Главнейшим призванием Кони была, однако, журналистика. Ей посвятил он все свои силы, упорно отклоняясь от заманчивых предложений поступить на службу. Он вышел в отставку из Дворянского полка в 1848 году и лишь в последние годы жизни принял на себя служебную работу в комиссии по исследованию железнодорожного дела в России,— да и то в качестве частного лица,— высоко ставя звание и тернистый путь русского литератора и тщательно оберегая свою личную свободу и независимость своих мнений. Цензурные и общественные условия конца сороковых и первой половины пятидесятых годов делали положение русского журналиста крайне тяжелым, заставляя его тратить — и очень часто совершенно бесплодно — массу сил для устранения неожиданных, и нередко совершенно нелепых, цензурных препятствий. Заслуга в отношении русского общественного просвещения тех, кто в эти годы, гнушаясь грязными приемами и закулисными сношениями Булгарина и не прибегая к двусмысленному глумлению Сенков-ского, стоял на своем редакторском посту среди упорного труда и ежедневных огорчений, несомненна. Она может, по всей справедливости, быть признана и за Кони, во всей журнальной, редакторской и издательской деятельности которого настойчиво проведено стремление развивать в читателях уважение к духовным приобретениям человечества, любовь к искусству в его разнообразных проявлениях и интерес к его истории и месту среди движущих сил общественного развития. Начав свои очерки из области сценического искусства на страницах «Северной пчелы», Кони вскоре резко разошелся со взглядами и приемами Булгарина и, работая в «Литературной газете», с 1840 года сделался издателем художественно-литературного журнала «Пантеон», а в 1841 году, сверх того, преемником Краевского по редакторству «Литературной газеты», которой заведовал до конца 1843 года. В обоих этих изданиях Кони поместил ряд очерков по истории искусства, и в особенности театра и его видных представителей («Физиология театра», «Придворный театр Наполеона в Москве», «Воспоминания о театре Медокса», «Датский поэт Адам Эленшлегер», «Характеристика Евгения Скриба», «Биография Рашели» и др.).

Это интересно:   125 лет советскому режиссеру и драматургу Борису Зону

В 1843 году «Пантеон» и «Репертуар русской сцены», издаваемый Песоцким, слились в одно издание под названием «Репертуар и Пантеон русского и всех европейских театров», в котором Кони принимал деятельное участие, дав целый ряд статей и биографий, стремившихся воссоздать в живых очерках, по нетронутым до него источникам и материалам, прошлое нашего сценического искусства и оценить значение его деятелей. Так, между прочим, им напечатаны: «Начала оперы, драмы и балета в России», «Театральные мечтания» и «Галерея русских художников», представляющая биографии Дмитревского, Плавильщикова, Рязанцева, Кокошкина, Рубини, Дюра и характеристики личности и творчества певца Лаврова, Мочалова, Вас. Каратыгина и автора «Аскольдовой могилы» Верстовского.

Из ст.: Кони А. Федор Алексеевич Кони.— В кн.: Кони А. Ф. Собр. соч. Т. 6. М., 1968.

Лит.: Кони Ф. Театр. В 4-х т. T. 4. Спб.; М., 1870— 1871;

Кони Ф. Водевили. М., 1937;

Очерки истории русской театральной критики. Л., 1975.

Театральный календарь на 1984 год. М., 1983. 

ПОДЕЛИТЕСЬ ЗАПИСЬЮ