130 лет со дня рождения советского писателя Виталия Бианки

Виталий Валентинович Бианки родился 12 февраля 1894 года, в 2024-году исполняется 130 лет со дня рождения замечательного советского писателя, на произведениях которого выросли многие советские дети. К этой дате публикуем небольшой очерк о жизни и творчестве писателя. 

 

Его рассказы, повести, а в особенности сказки для самых маленьких давно уже вошли в жизнь каждого из нас. Даже первые его литературные опыты — рассказы «Чей нос лучше?», «Кто чем поет?», «Чьи это ноги?» — по всеобщему признанию стали классикой детской литературы и переиздаются из года в год огромными тиражами. За 35 лет литературной деятельности В. Бианки создал более 300 рассказов, сказок, повестей, очерков.

 

В. Бианки летом в деревне Михеево. 1940 г.

Когда читаешь биографию В. Бианки, поначалу складывается впечатление, что продолжить дело отца, известного ученого-орнитолога, ему помешали «жизненные обстоятельства». Это, конечно, не так. Все огромное литературное наследство, оставленное нам одним из основателей познавательной книги для маленьких, показывает человека слишком непоседливого, порывистого и романтичного, чтобы мы могли представить его профессором, обучающим студентов отвлеченным естественнонаучным премудростям. «Я, брат, далек от науки. Искусство гораздо ближе мне…. Люблю я птиц, люблю лес, но разве все мои «экспедиции» и «музеи» это наука, а не чистая поэзия?..» (из письма Бианки другу, зоологу Г. Иогансену. 1923 г.)

В семье Бианки необычайно велик был авторитет отца, крупного ученого-орнитолога; дети воспитывались в твердой убежденности: личность Валентина Львовича— неприкасаема, кабинет его — святая святых, его наука — культ, которому все и вся поклоняются. В Петербурге, в Зоологическом музее, в этом «Храме Науки», «отец был одним из жрецов». А у сына при виде музейных экспонатов «в душе поднимался бунт: так мучительно хотелось, чтобы птицы пели и летали, чтобы звери бегали, чтобы все ожило» — и «тянуло из этого мертвого мира в лес, в луг, на волю — живую волю!» Ребенок, похоже, рос вопреки среде, воспитанию, фамильным традициям. Обратимся, однако, к очерку В. Бианки «История нашего рода». Бианки — выходцы из Италии. Согласно семейным преданиям, Томас Бианки, прадед писателя, был карбонарием. «Отличительными чертами его характера были: горячность (большой и бурный темперамент) и рыцарская вспыльчивость: совершенно не мог видеть никакой несправедливости и при любых обстоятельствах бросался защищать слабых и обиженных». Подстать себе нашел Томас Бианки и жену — «из того старого рода, одна из дев которого была причиной возникновения лютеранской религии»…

Это интересно:   215 лет чешскому драматургу Йозефу Каетану Тылу

«И жил еще дед якобинец…» Т. Бианки между тем замечательно пел — мировая слава, гастроли, когда-то оказался в России — и здесь остался: «Его пленила русская природа»,— замечает правнук. Многие в роду Бианки обладали ярко выраженными музыкальными способностями. Сын Томаса—Иво Бианки был профессором Петербургской консерватории; дочь Валентина— примадонной Мариинского театра (уникальный по силе и диапазону голос — «героическое сопрано»). Не они ли безотчетно, быть может, призвали Виталия Бианки любить птиц — более всех живых существ, населяющих нашу землю?.. «Ведь с птицами, только с птицами родилась на свет радость! Не было, не могло быть никакой радости, никакого проблеска в мертвящей жестокости жизни. Птицы первые по-настоящему овладели беспредельным океаном воздуха, ушли от пригнетавших к земле необходимостей и — первые из всех животных на Земле — запели»,— пишет В. Бианки в рассказе «Рождение радости».

Пожалуй, не стоит удивляться тем чертам характера Виталия Валентиновича, которые шли вразрез с академическим укладом жизни петербургского ученого…
Однако с благодарностью вспомним мы и отца писателя: ведь именно он научил его работать: «Он каждую травку, каждую птицу и зверюшку называл мне по имени, отчеству и фамилии. Учил меня узнавать птиц по виду, по голосу, по полету, разыскивать самые скрытые гнезда. Учил по тысяче примет находить тайно от человека живущих зверей. И — самое главное — с детства приучил все эти наблюдения записывать. Так приучил, что это вошло у меня в привычку на всю жизнь».

Редкостный сплав науки и поэзии, чувства и разума, работоспособности и страстности — во всем, всюду, почти с младенческого возраста и до последних дней, протекавших в борьбе с тяжелой болезнью, видимо, и помог Виталию Бианки создать замечательную литературу, совсем новую, ни на что не похожую.

Это интересно:   115 лет со дня рождения советского литературоведа, критика, поэта и библиофила Анатолия Тарасенкова

Самое знаменитое его произведение— «Лесная газета», по которой многие поколения учились видеть природу в движении, понимать ее законы. «Мысль написать книгу бюллетеней-рассказов на годовом фенологическом материале пришла мне в голову, когда я, еще юношей, вел фенологические наблюдения под руководством моего отца-зоолога»,— вспоминал в 1939 г. В. Бианки. Эта идея начала реализовываться в 1924 г., когда В. Бианки уже был сотрудником журнала «Новый Робинзон». По просьбе С. Я. Маршака Бианки занялся организацией в «Новом Робинзоне» постоянного природоведческого отдела. Решение этого отдела как «фенологической хроники», «репортажей из леса» окончательно оформилось в Саблино (под Ленинградом), где жил и работал старший брат писателя, зоолог Лев Бианки. Последнему принадлежит и название раздела — «Лесная газета».

«Сдается мне, я первый начал писать о годе, как о колесе жизни — вещи, законченной в себе… Я считаю, что все искусство — игра. Лес-ная газета — игра в газету. Забавное подобие. Но ритм подачи материала найден — и он привлекателен»,— так виделся Виталию Бианки труд его жизни в 1956 г.

В 1926 г. В. Бианки собрал материалы своей «Лесной газеты», в течение двух лет печатавшиеся внутри «Нового Робинзона», в книгу и назвал ее «Лесная газета на каждый год» (книга вышла в свет в 1928 г.). При жизни автора это произведение выдержало девять изданий. В течение тридцати двух лет — до последних своих дней — писатель перерабатывал книгу, включал в нее новые материалы, отсеивал кое-что из старых, публиковал подлинные письма читателей, печатал на страницах «Газеты» свои произведения, вводил новые разделы, привлекал к работе писателей и ученых. Может быть, сам материал книги — живая природа — не дал «Лесной газете» застыть в мертвой неподвижности свершившегося литературного факта…

К работе над иллюстрированием «Лесной газеты» в разные годы обращались такие художники, как Н. Бруни, П. Соколов, Н. Тырса, Т. Шишмарева, Е. Эвенбах, Е. Чарушин, В. Курдов, В. Власов, В. Кобелев, Г. Никольский, А. Якобсон, Е. Захаров. Книга переведена на болгарский, венгерский, китайский, немецкий, польский, румынский, сербско-хорватский, словацкий, словенский, финский, чешский, шведский, японский языки.

Это интересно:   110 лет советскому поэту Сергею Михалкову

Е. Великанова

Памятные книжные даты. М., 1984. 

ПОДЕЛИТЕСЬ ЗАПИСЬЮ