275 лет итальянскому поэту и драматургу Витторио Альфьери

16-го января исполняется 275 лет со дня рождения итальянского драматурга и поэта Витторио Альфьери (1749-1803). Замечательному деятелю итальянской культуры посвящена настоящая статья. 

Перу Альфьери принадлежат оды, комедии в стихах, около 200 сонетов, множество эпиграмм, переводы античных авторов. Но главное в его литературном наследии — пьесы. Альфьери явился создателем итальянской национальной трагедии классицизма, связанной с идеологией Просвещения. Он произвел реформу трагического театра в Италии, как его старший современник Гольдони — комического театра.

Альфьери написал двадцать одну трагедию. Он сам делил их на пять групп: любовные, трагедии свободы, трагедии о борьбе за трон, трагедии семейных чувств, трагедии внутренней борьбы. Но по существу все его пьесы — трагедии свободы: и «Виргиния», и «Орест», и «Антигона», и «Саул» и др. Тираноборческие идеи драматурга носили отчетливый аристократический характер. Герои его трагедий — благородные, сильные духом, мужественные аристократы, борющиеся за свободу против тирании.

Трагедии Альфьери с их бунтарскими мотивами стали особенно популярными в годы итальянской революции и национально-освободительного движения XIX века.

В трагедиях Альфьери играли знаменитые итальянские артисты Г. Модена, Э. Росси, А. Ристори, Т. Сальвини, Э. Цаккони. В современном итальянском театре ставятся «Мирра», «Орест», «Филипп», «Агамемнон».

Из книги «Жизнь Витторио Альфьери из Асти, рассказанная им самим»

…Мне было около двадцати семи лет, когда я принял стойкое решение сделаться творцом трагедий. Чтобы отважиться на такое дерзкое предприятие, вот какие были у меня данные.

Дух решительный, неукротимый, упорный; сердце, переполненное страстями всякого рода. Две из них владычествовали над остальными и странно переплетались между собою: любовь, со всеми ее безумствами, и глубокая ненависть, отвращение ко всякой тирании. К этой хаотической первооснове присоединились отдаленные, неясные отголоски разных французских трагедий, которые я видел в театре много лет назад. Ибо, правду сказать, я не прочел до сих пор ни одной трагедии и был далек от размышления о них.

Прибавьте к этому полнейшее невежество относительно правил трагической поэзии и почти полную неопытность в незаменимом, божественном искусстве управления родным языком…

Это интересно:   Арена ди Верона. Счастливая судьба амфитеатра

Из кн.: Жизнь Витторио Альфьери из Асти, рассказанная им самим. М., 1914.

…Дать Италии трагедию показалось Альфьери самой возвышенной целью, которую мог поставить себе итальянец. Из своих путешествий он привез возвышенный образ Италии, не найдя нигде достойного сравнения с Римом, Флоренцией, Венецией, Генуей. Добавьте к этому славу древнего Рима, память о величии, никогда не превзойденном. И хотя Италия в его времена дошла до полного вырождения, Альфьери твердо верил в будущую Италию, которую он представлял себе подобной Италии античной. Для создания этой новой Италии прежде всего требовалось переделать человеческую природу, и Альфьери казалось, что трагедия, избравшая своим предметом героическое, предназначалась именно для изображения этого нового человека, образ которого горячил его голову и которым был он сам. Подобные идеи были характерны для того века, они широко проникали в умы и были восприняты Альфьери, как и другими. Но у Альфьери эта идея стала страстью, единственной целью жизни, и он вложил в нее свои силы. Он хотел стать спасителем Италии, великим провозвестником новой эры, если не своими делами, то хотя бы в стихах. Так Альфьери нашел в жизни достойную цель, которая предвещала ему славу, возвышала его во мнении других людей и в своем собственном.

Цель была чрезвычайно трудной, ибо Альфьери для достижения ее недоставало слишком много. Но трудности лишь подстрекали его и делали цель еще более желанной. Здесь развернулась вся его неукротимая энергия, до тех пор направленная лишь на путешествия и на лошадей.

Из кн.: Де Санктис. История итальянской литературы, т. II. М., 1964.

…Все трагедии Альфьери по своему построению пронизаны характерным для него рационализмом. Они отличаются строгой логической структурой; все строится вокруг единого идейного стержня, число персонажей строго ограничено, внешнее действие сведено до минимума. Отброшены все боковые линии, детали, эпизоды, уводящие в сторону и затеняющие основной конфликт. Этот последний порождается контрастным противопоставлением света и мрака, тирании и свободы. Выводимые Альфьери образы тиранов и тираноборцев крайне монолитны и однообразны, лишены психологической детализации. Все это приближает трагедии Альфьери к французской классицистской трагедии. Альфьери придерживается также ее формальной структуры: соблюдает правило трех единств, начинает действие в момент его апогея и кризиса. Но в то же время он уничтожает наперсников и заставляет героев изливать свои мысли и переживания в длинных монологах, которые были очень редки во французской трагедии.

Это интересно:   125 лет со дня рождения итальянского художника Габриеле Мукки

Из кн.: С. С. Мокульский. Итальянская литература. М., 1966.

Лит.: И. Гливенко. В. Альфьери. Спб., 1912; Хрестоматия по истории западноевропейского театра, т. 2. М., 1955;

История западноевропейского театра, т. 2. М., 1957.

Театральный календарь на 1974 год. М., 1973. 

ПОДЕЛИТЕСЬ ЗАПИСЬЮ