140 лет со дня рождения русского и советского театрального художника Георгия Богдановича Якулова

14-го января исполняется 140 лет со дня рождения Георгия Богдановича Якулова (1884-1928), русского советского художника, театрального художника. К этой памятной дате публикуем статью о замечательном художнике. 

Один из блестящих живописцев 20-х гг., Якулов как театральный художник прославился декорациями к спектаклям А. Я. Таирова на сцене Камерного театра: «Обмен» Клоделя, «Принцесса Брамбилла» и «Синьор Формика» по Гофману, «Жирофле-Жирофля» Лекока.

Художник успешно работал и в других театрах Москвы, а также в Минске, Тифлисе, Ереване. В 1927 г. сочинил декорации к балету Прокофьева «Стальной скок» для антрепризы С. П. Дягилева.

Анатолий Эфрос о творчестве Г. Якулова

…Кубисты, футуристы, левые «голубо-роз-цы», Кончаловский, Машков, Лентулов, Ларионов, Гончарова, П. Кузнецов, Сарьян, Якулов и т. п. занимали господствующие позиции в живописи. Двинуть эту группу на сцену значило дать последний бой и выбить стилизаторов и декоративистов из последних укреплений.

Новому спектаклю нужна была новая «сценическая атмосфера». Надо было изменить традиционную «коробку». Недостаточно было перестроить только горизонтальную глубину подмостков. Нужны были вертикали. Дело шло о «завоевании воздуха» — о движении вверх, к колосникам, об овладении трехмерностью сцены. Предстояло сломать плоскую площадку, превратить ее в подвижную композицию объемов, которые играли бы рельефами выпуклостей, впадин, подъемов и скатов.

Это было естественным продолжением того, что они делали в живописи. «Протекающая форма», динамизм изображений, присущий эстетике футуризма, должен был на театральных подмостках привести к подвижности сценической площадки, к текучести декораций, меняющих свои очертания на глазах у зрительного зала под воздействием тех же внутренних сил, которые управляют ходом пьесы. «Кристалличность мира», его развеществленность на первичные формы, сдвиги плоскостей и объемов, смещающихся под давлением своих тяжестей, новая гармония, достигнутая восстановлением равновесия масс, — весь этот пафос кубизма предопределял появление на сцене системы площадок, уступов, глубин, которые грезились молодой режиссуре, когда она мечтала о контрапункте сценической игры…

Это интересно:   115 лет со дня рождения советского туркменского актера, режиссера и драматурга Алты Карлиева

Это («Принцесса Брамбилла». — Ред.) был экзамен массовых ритмов, ликующей подвижности, карнавальных перевоплощений. Был ли сюжет в том, что мы видели? Не помню, может быть! Были ли герои? Вероятно, в разметках режиссера! На деле все было безымянно и безынтрижно в этом ослепительном «каприччио по Гофману», как именовал его театр. Шло круженье, пенье, сверканье, мельканье каких-то десятков людей-масок, людей-пла-щей, людей-носов, людей-шпаг, людей-стягов, сменявшихся в неслыханных темпах и молниеносных перестроениях. Это было одно из блистательнейших зрелищ, какие когда-либо доводилось видеть. Создавал его Якулов.

Г. Якулов. Эскиз декораций к спектаклю «Жирофле-Жи-рофля». 1922

У Таирова он стал одной из капитальнейших фигур среди живописцев сцены. Конечно, «Обмен» был диверсией в сторону, хотя потом Якулов и сделал из нее выводы в «Жирофле-Жирофля». Настоящим он был в «Брамбилле». В ней воплотил он свою страсть к патетике. Он был роскошным художником. Любовь к красноречию он перевел в краски. Он купался в сверканиях. Он распускал радужности, как павлин — хвост. Сдвиги, разрывы, кубы, конусы, суровейшие каноны «измов» у него вертелись и охорашивались перед зрителем.

Из кн.: Эфрос А. Камерный театр и его художники. М., 1934.

Лит.: Аладжалов С. И. Георгий Якулов. Ереван, 1971;

Костина Е. Георгий Якулов. М., 1979.

Театральный календарь на 1984 год. М., 1983. 

ПОДЕЛИТЕСЬ ЗАПИСЬЮ