100 лет французскому танцовщику и балетмейстеру Ролану Пти

13-го января исполняется 100 лет со дня рождения французского балетмейстера и танцовщика Ролана Пети* (1924-2011). Замечательному деятелю французской культуры посвящена эта статья. 

Ролан Пти

«Дитя народа, он в Некотором роде «self made man» (сам себя сделавший). Классическая балетная выучка, приобретенная в Опера, составляет его единственный солидный багаж. В остальном его школой стал Париж: повседневная жизнь, журналы, фильмы, непосредственное окружение. Он знает географию по турне своей труппы, литературу по театральным спектаклям и живопись по оформлению балетов. Это подлинное дитя века», — утверждает биограф Ролана Пти.

Пти — истинно «дитя народа», в гуще которого прошли его детство, юность, первые годы зрелости. Он родился в бойком парижском кафе, принадлежавшем его отцу Эдмону Пти. Спустя двадцать один год в таком же кафе на улице Монмартр, куда перебралась семья Пти, балетмейстер отпраздновал свой первый успех — премьеру «Бродячих комедиантов». «Маленькие бистро» своей юности он впоследствии изобразил в балете «Пожирательница бриллиантов», посвященном Эдмону Пти, Сам Ролан с мальчишеских лет представлял себя не иначе, как «кинозвездой», танцовщиком, шансонье. В конце концов его отдали в балетную школу при знаменитом театре Гранд-Опepа, закончив которую, он по традиции стал скромным артистом кордебалета.

Встреча с танцовщицей Жанин Шарра, однако, изменила его судьбу. Семнадцатилетние Пти и Шарра дали ряд вечеров балета, где Пти дебютировал и как хореограф. Все более увлекавшийся новыми замыслами, он сразу же после освобождения Франции от гитлеровской оккупации покинул Гранд-Опера и, набрав небольшую труппу, сначала организовал Вечера балета в Театре Сары Бернар (1944—1945), затем возглавил Балет Елисейских полей (1945— 1947) и, наконец, в 1948 году создал свой театр — «Балет Парижа».

«Парижская школа» дала многое на редкость восприимчивому неофиту. С ним стали сотрудничать композиторы Жорж Орик, Дариюс Мийо, Анри Core, Анри Дютийе. Сценарии балетов Ролана Пти сочинены Жаном Кокто, Жаном Ануйем, Жоржем Невё. В художественном оформлении его спектаклей приняли участие Кристиан Берар, Жорж Вакевич, Андре Дерен; Пабло Пикассо не однажды поддержал хореографа своим советом, сценический занавес работы Пикассо украсил балет Пти «Рандеву» по сценарию поэта Жака Превера. Сотрудник Дягилева и Баланчина, опытный организатор Борис Кохно помог ему в создании труппы, куда вошли молодые артисты Жанин Шарра, Жан Бабиле, Нина Вырубова, Колетт Маршан, Рене Жанмер, Роже Фенонжуа — впоследствии известные мастера балета.

Это интересно:   240 лет со дня первой постановки комедии Бомарше "Женитьба Фигаро"

Но та же парижская атмосфера с присущим ей духом погони за модой, коммерческой конкуренции обусловила контрасты творчества Пти. Создатель тонких и глубоких по смыслу, инстинно гуманистических произведений, Пти одновременно поставщик «легкого» мюзик-холльного репертуара. В этом духе он ставит спектакли для пикантной Колетт Маршан («Траур на 24 часа», «Яйцо всмятку» М. Тирье), в особенности же для своей жены — танцовщицы и певицы Рене Жанмер (от «Пожиратель-ницы бриллиантов» Ж.-М. Дамаза до суперревю в «Казино де Пари», показанного в 1970 году). «Его стиль часто называют «шампанским», а, с другой стороны, у него улавливают сильное влечение к трагедии», — констатирует французская критика.

Как хореограф Пти утвердил себя постановкой балета A. Core «Бродячие комедианты» в 1945 году. Одетые художником К. Бераром в лохмотья, купленные на Блошином рынке, «комедианты» творили фееричное зрелище. Жалкая одежда оттеняла внутреннее изящество бродячих артистов. Нищие и бездомные, они несли людям поэзию искусства, радость, мечту. Спектакль отразил настроение праздничного, исполненного послевоенных надежд Парижа. Но прошлое, наполнявшее сознание горечью, стояло у каждого за плечами— о нем напоминала созданная Пти хореографическая миниатюра «Герника».

Р. Жанмер и Р. Пти в балете Р. Пти «Кармен»

В последующих спектаклях «Рандеву» Ж. Косма (1945), «Юноша и смерть» на музыку Баха (1946) у Пти прозвучали новые ноты, связанные с изменением духовного климата, — мотивы роковой безысходности жизни, тревожной неуверенности в завтрашнем дне. Трагизм обострился в балетах, поставленных по сценариям Ануйя и Невё — «Полуночных красавицах» Ж. Франсе (1948), «Волке» А. Дютийе (1953). Однако в «Волке» Пти тщательно высветил и гуманистическое начало сюжета. Не менее отчетливо оно проступило и в знаменитом создании Пти — балете «Кармен» на музыку Бизе (1949). Пти вовсе не наделяет героиню балета романтической привлекательностью. В жестоких, беззаботных капризах Кармен, толкающей Хосе на бесцельное, дикое убийство случайного человека, в ничтожестве тореадора — кумира толпы, преследуемого кортежем обезумевших поклонниц, в инертности массы, где каждый настолько сам по себе и занят собой, что даже партнерш заменяют стулья — Пти видит отражение современной действительности. Он делает трагическим героем Хосе, возвышенного своим чувством и одинокого в мире, где никому ни до кого нет дела, и сам исполняет эту важнейшую в его идейной концепции партию (как позже драматическую роль Квазимодо). Страстно прозвучавшее в балете «Кармен» неприятие индивидуализма, дегуманизации общества выдвинуло Пти в ряд бескомпромиссных передовых французских художников.

Это интересно:   90 лет артистке балета Марине Кондратьевой
К. Мотт — Эсмеральда. «Собор Парижской богоматери»

Эту репутацию закрепила самая крупная постановка Пти — «Собор Парижской богоматери» М. Жарра, показанный на сцене Гранд-Oпepа в 1965 году. По-современному преломляя ряд примет романтизма — накал страстей, укрупненность характеров, резкость и нарочитость гротеска, Пти обнажает суть трагедийной коллизии. Он последовательно развенчивает пустоту и циничность так называемой элиты общества, тупую силу фанатизма и догмы, духовную неразвитость равнодушной толпы. На этом фоне возникает лирический мотив человеческой любви, солидарности, как бы раскрепощающих Квазимодо от тяготевшего над ним уродства и возрождающей Эсмеральду. Конечно, герои Пти одиноки в неблагополучном и безжалостном мире. Однако в отказе принять зло как нормальное и вечное состояние человека и мира Пти резко расходится с большинством представителей театрального «авангардизма».

Спектакль был воспринят как выдающееся событие в современном искусстве, как признак обновления Гранд-Опера. В 1970 году балет был показан в Москве и стал кульминацией гастролей национальной французской труппы.

В. Чистякова

* В русской литературе и периодике в советское время фамилию танцовщика писали, как «Пти», сейчас же принято писать фамилию танцовщика уже, как «Пети».

Театральный календарь на 1974 год. М., 1973. 

ПОДЕЛИТЕСЬ ЗАПИСЬЮ