420 лет фламандскому живописцу Паулю Понтиусу

В мае 2023-го года исполняется 420 лет со дня рождения фламандского гравера и живописца Пауля Понтиуса (1603-1658). Жизни и творчеству художника посвящен настоящий очерк. 

Пауль Понтиус работы А. Ван-Дейка
Пауль Понтиус работы А. Ван-Дейка

XVII столетие во Фландрии называют «веком Рубенса». И в самом деле, во фламандском искусстве этого времени немного найдется заметных явлений, которые так или иначе не были бы связаны с великим живописцем. Решающее влияние оказал он и на творчество своего ученика, выдающегося фламандского гравера Пауля Понтиуса.

Успех Рубенса с самого начала его художественной деятельности был ошеломляющим. Заказы сыпались на него со всех сторон, и уже в 1610-е годы, будучи не в силах справиться с ними в одиночку, он организует большую мастерскую, куда стягиваются наиболее талантливые художники Фландрии, среди них — Ван Дейк и Йордане.

Не довольствуясь прибылями от живописи, Рубенс организует собственную школу граверов, в задачу которых входило репродуцирование его картин. Он добивается так называемой тройной привилегии, согласно которой в Голландии, Франции и Англии никто, кроме его мастеров, не имел права гравировать по образцам рубенсовских полотен, так что все деньги от продажи гравюр стекались в его карман.

Как могла такая творческая экспансия одного живописца, покоящаяся как будто на коммерческих основаниях, привести к положительным художественным результатам? Казалось бы, его сотрудники обречены были на роль безликих исполнителей хозяйских приказов. Особенно граверы, воображению которых были обозначены самые жесткие пределы. Что мог им дать человек, быть может, сам никогда не прикасавшийся к резцу?

Портрет Рубенса - гравер - П. Понтиус
Портрет Рубенса — гравер — П. Понтиус

Дело, однако, заключается в том, что Рубенс явился создателем национального стиля фламандского искусства. Тянувшиеся к нему художники, да и он сам, увлечены были не одной только жаждой наживы: финансовая сторона деятельности рубенсовской мастерской свидетельствует лишь о полнокровности ее существования. Гений Рубенса, его художественные идеи — вот что привлекало к нему в первую очередь. Он оплодотворял, а не подавлял дарования. Кроме того, художественные теории, поиски и запросы того времени не меньше коммерческих интересов побуждали к организации небывалой мастерской. Эпоха диктовала необходимость создания огромных полотен для украшения дворцов и церквей. Чтобы удовлетворить такие запросы, нужны были согласованные усилия многих мастеров. А тогдашние художественные теории объясняют нам, как плодотворно могла распределяться такая коллективная работа. Согласно им, главное в произведении искусства — замысел; исполнение играет второстепенную роль. Эти взгляды, в других исторических условиях не выдержавшие бы критики, во времена Рубенса во Фландрии сыграли положительную роль. Сам великий мастер давал своим помощникам и ученикам идею будущей картины, рисунок или эскиз, решенный обобщенно в три или четыре цвета. Они же, придавая композиции соответствующий масштаб, переносили ее на холст и, руководствуясь гениальным замыслом, вдохновенно разрабатывали его каждый в своей части. В процессе работы Рубенс уже на холсте уточнял нужные детали, и в заключение он проходил всю картину своей кистью, скрепляя единство общей работы. Нужный эффект — грандиозное яркое декоративное зрелище — получался блестящим.

На такой же творческой основе строились отношения Рубенса с граверами. Репродукция делалась не прямо с живописного полотна, а с выполненного самим Рубенсом рисунка или гризайльного эскиза в величину будущей гравюры. В гризайли он ясно показывал резчику, как нужно в пределах одного тона, с помощью лишь света и теней передать живописное богатство картины. В дальнейшем Рубенс наблюдал за гравированием во всех его стадиях, внося необходимые поправки и изменения кистью и карандашом на промежуточные оттиски с еще незаконченной медной пластины. Своей ретушью художник часто завершал и первые отпечатки уже готового произведения.

Итак, мы видим, что в графике Рубенс поступал так же, как в живописи. Он передавал исполнителю свой замысел, тщательно следил за его осуществлением и совершенствованием, наконец, собственной рукой придавал ему окончательный блеск. О серьезности отношения Рубенса к гравюре свидетельствует и тот факт, что на него никогда не трудилось несколько граверов сразу и даже тот мастер, которому он поручал свою очередную задачу, вынужден был прекращать работу в его отсутствие, дабы не трудиться бесконтрольно. Несходство с организацией живописного труда в мастерской здесь только кажущееся. Это понятно, если учесть, что в центре внимания Рубенса стояли не коммерческие, а художественные интересы и к услугам помощников он прибегал исходя из творческой необходимости. В отличие от гигантских картин, для скромной гравюры было достаточно одного мастера. Несколько резчиков, одновременно работающих по разным эскизам, конечно, принесли бы Рубенсу больший доход, но это распылило бы его внимание и отразилось бы на художественном качестве гравюр.

Святое семейство работы Рубенса - гравер П. Понтиус
Святое семейство работы Рубенса — гравер П. Понтиус

Неудивительно, что при таком ответственном подходе великому художнику удалось создать свой стиль во фламандской гравюре, вырвать ее из того ремесленного состояния, в котором она пребывала прежде и к которому вернулась впоследствии, когда сошли со сцены последние его ученики.

Первым и самым замечательным среди граверов, воспитанных Рубенсом, был учитель Понтиуса Лука Ворстерман. Он проработал у Рубенса всего несколько лет и из-за болезни в 1621 году вынужден был покинуть мастерскую. Тогда наступил черед Понтиуса, лучшего после Ворстермана гравера школы Рубенса.

Художественное обучение Понтиуса началось, когда ему было 13 лет, у живописца Осайаса Беета. С 1618 по 1621 год он учился гравировать у Ворстер-мана и делал столь быстрые успехи, что после отъезда последнего Рубенс привлек к сотрудничеству именно его.

Первая работа Понтиуса, снабженная значком тройной привилегии Рубенса, появилась в 1624 году. Это — «Целомудренная Сусанна». Гравюра не лишена недостатков, движения резца не настолько разнообразны, чтобы передать динамику рубенсовской живописи. Но дарования молодого гравера обещали многое, поэтому в том же 1624 году Рубенс доверяет ему репродуцирование еще двух своих произведений: «Успения Богоматери», украшавшего собор в Антверпене, и портрета польского принца Владислава Сигизмунда. Несмотря на отдельные недочеты, результаты были превосходными. Уже тогда едва ли кто из фламандских мастеров мог бы потягаться с Понтиусом. А ведь ему шел всего двадцать второй год и он еще даже не числился официально мастером! Этого звания члены корпорации св. Луки удостоили его только в 1626 году, возможно, под впечатлением от исполненной им графической репродукции рубенсовского «Святого Роха». Здесь молодому граверу уже вполне удалось преодолеть однообразие штриховки и овладеть передачей тончайших светотеневых рефлексов, столь важных для нового фламандского художественного стиля.

П. Понтиус - «Томирис» (фрагмент)
П. Понтиус — «Томирис» (фрагмент)

Одной из лучших гравюр, исполненных Понтиусом по картинам Рубенса, является «Томирис» (фрагмент). Она была выпущена в 1630 году. Сюжетом для изображения послужила полулегендарная история, рассказанная Геродотом, встречающаяся также у некоторых поздних античных авторов. Царь персов Кир I Великий решил овладеть землями среднеазиатских племен, названных у Геродота масагетами, а у Страбона саками. Для вида отступив, Кир заманил войско неприятеля, возглавляемое сыном масагетской царицы Томирис, в лагерь, наполненный пищей и вином. Не привыкшие к роскоши степняки набросились на угощение, и вскоре все были пьяны, так что Кир без боя захватил их. Когда сын царицы пришел в себя, то от горя и стыда покончил с собой. Томирис же, мстя за него, двинулась на персов, разбила их и, отыскав труп Кира, велела его обезглавить. Голову врага она погрузила в бурдюк с кровью, чтобы он, бесконечно алкавший ее при жизни, мог наконец насытиться после смерти. Этот последний страшный момент и запечатлел Рубенс, а вслед за ним и послушный резец Понтиуса.

У Рубенса не следует искать тонкой психологии, драмы чувств, духовных портретов. Даже трагический сюжет им воспринимается жизнеутверждающе, как радостное торжество бытия. Победные звуки фанфар слышатся и в награвированной Понтиусом репродукции.

Действие происходит в открытых помещениях грандиозного по масштабам фантастического дворца. В центре сцены помещается фигура голого раба, который, присев на карточки, готов погрузить голову Кира в драгоценную чашу, наполненную кровью. Черно-белое изображение исполненно такого живописного богатства, что невольно забываешь о его красочном образце.

Начиная с 1631 года внутренняя связь достигшего творческой зрелости гравера с его великим наставником начинает слабеть, качество его работ, исполненных для Рубенса, становится неровным, и тот все реже прибегает к его услугам. Однако на смену приходит тесное сотрудничество с Ван Дейком, к тому времени ставшим самостоятельным и прославленным живописцем. Именно с ним, по общему признанию, Понтиус и добился самых высоких своих результатов. Но, как бы ни были прекрасны совместные работы Ван Дейка и Понтиуса, оба они в своем искусстве остаются бесконечно обязанными Рубенсу.

Художественный справочник. Сто памятных дат. М., 1983.

ПОДЕЛИТЕСЬ ЗАПИСЬЮ



КОММЕНТАРИИ

Посмотрите ещё:

540 лет швейцарскому художнику Никлаусу Мануэлю Дойчу
265 лет русскому скульптору Ивану Прокофьеву
65 лет со дня смерти чешского художника Йозефа Лады
490 лет со дня смерти выдающегося голландского художника Луки Лейденского
Старые почтовые открытки, как уникальное окно в прошлое
165 лет со дня рождения русского художника и сценографа Виктора Симова
115 лет со дня рождения грузинского советского театрального художника Симона Багратовича Вирсаладзе
240 лет английскому живописцу Питеру де Уинту
240 лет со дня рождения русского художника Фёдора Толстого
215 лет со дня рождения немецкого художника Карла Фридриха Лессинга
130 лет советскому мастеру декоративно-прикладного искусства Исидору Фрих-Хару
120 лет советскому скульптору Павлу Кожину
115 лет со дня смерти шведского художника Ивана Аросениуса
120 лет советскому художнику Григорию Нисскому
115 лет со дня рождения грузинского художника Иосифа Габашвили
120 лет со дня рождения узбекского живописца Урала Тансыкбаева
240 лет шотландскому художнику Эндрю Геддесу
90 лет со дня смерти скульптора Николая Андреева
130 лет со дня рождения русского советского художника Петра Староносова
125 лет советскому театральному художнику Николаю Медовщикову
200 лет со дня смерти выдающегося русского художника Григория Угрюмова
65 лет со дня смерти мексиканского художника Диего Риверы
120 лет со дня рождения советского искусствоведа и педагога Михаила Алпатова
125 лет художнику-иллюстратору Аминадаву Каневскому