310 лет со дня рождения австрийского композитора Кристофа Виллибальда Глюка

2 июля исполняется 310 лет со дня рождения австрийского композитора Кристофа Виллибальда Глюка  (1714 — 1787). К этой дате публикуем очерк о творчестве австрийского композитора. 

Творческий путь К. В. Глюка удивителен. Оперным композитором он стал сравнительно поздно — лишь приблизившись к тридцати годам. Немец по происхождению, свою первую оперу он написал в Италии, для миланского театра. На его долю выпал редчайший триумф: в парижской Гранд-Опера, рядом со скульптурами Люлли и Рамо — основоположников французской школы — при жизни Глюка был установлен его бюст. Он никогда не отступал от намеченной цели, не шел ни на какие компромиссы со своей художественной совестью и убеждениями. И его огромные усилия были достойно увенчаны самой историей: в числе ее счастливых избранников Глюк был назван одним из величайших реформаторов оперного искусства.

Композитор родился в семье лесничего. Суровое детство и отрочество приучили его стойко выдерживать любые испытания судьбы, иначе он не решился бы уйти из дома и стать бродячим скрипачом и певцом, ибо отец противился его серьезному увлечению музыкой. Испытания жизни сделали Глюка тружеником. В самом деле, кроме недюжинного таланта надо было обладать еще и нечеловеческой работоспособностью, чтобы написать более ста музыкально-сценических произведений. А ведь ему достаточно было бы сочинить «Орфея и Эвридику», «Альцесту», «Ифигению в Авлиде», «Ифигению в Тавриде» и «Армиду», чтобы обеспечить себе место среди великих творцов музыки всех времен и народов.

Глюк был воистину кузнецом собственного счастья. Его творческая деятельность протекала в самых просвещенных центрах Европы того времени (Милан, Венеция, Рим, Вена, Лондон, Прага, Париж и др.), и он интуитивно оказывался именно там, где развивались события, подчас игравшие значительную роль в истории музыки. Пытливый ум и огромный талант композитора привлекали к нему таких же ярких и интересных коллег по искусству — поэтов и литераторов, среди которых были прославленные Метастазио, Кальцабиджи и дю Рулле, способствовавшие осуществлению его художественных идей.

Это интересно:   140 лет со дня первой постановки оперы П.И. Чайковского "Мазепа"

Опера эпохи Глюка представляла собой декоративно пышное зрелище, а ее исполнители демонстрировали главным образом виртуозное вокальное искусство. И если еще в ранних работах композитора заметен глубокий интерес к подлинной драме, желание именно средствами музыки выразить жизнь человеческого духа, то в зрелые годы Глюк ставит себе определенную художественную задачу — коренным образом изменить музыкальную драматургию оперного спектакля. В значительной степени реформа Глюка была подготовлена не только собственным художественным опытом, но и просветительской деятельностью великих французских энциклопедистов: их прогрессивные идеи призывали к простоте и естественности в искусстве и резко порицали в нем все ложное и ходульное. Любопытно, что, как и его предшественники, Глюк использовал сюжеты все той же далекой мифологии, но персонажи его опер неожиданно обрели плоть и кровь живых людей.

Первым новаторским сочинением Глюка стала опера «Орфей и Эвридика» (премьера в Вене в 1762 году). Позднее, в предисловии к «Альцесте» (1769) он четко формулирует свои музыкально-эстетические взгляды и цели: «Я хотел свести музыку к ее настоящему назначению — сопутствовать поэзии, дабы усиливать выражение чувств и придавать больший интерес сценическим ситуациям… главная задача моей работы должна свестись к поискам прекрасной простоты, поэтому я избегал демонстрировать нагромождение эффектных трудностей в ущерб ясности…»

Единство всех элементов музыкального спектакля, логика действия, ничего, что отвлекало бы от происходящего на сцене, — таков принципиально новый подход Глюка к драматургии и эстетике оперного искусства. По его мысли, увертюра должна «предупреждать зрителей о характере действия, которое развернется перед их взорами»: оркестр уже с самого начала равноправный участник драмы, а не простой иллюстратор событий. Пример тому — «Ифигения в Авлиде», увертюра к которой обобщенно отражает драматургический конфликт оперы, борьбу ее добрых и злых сил. Сама же опера изобилует превосходными ариями. В развивающейся музыкальной драме Глюк важную роль отводит и хору.

Это интересно:   140 лет со дня рождения советского дирижера и музыканта Самуила Самосуда

Непреходящая ценность лучших опер Глюка — в их высоких этических идеалах, в богатстве и благородстве музыкального языка (напомним, что он был прекрасным мелодистом), в ясности и строгости их форм. Его героям свойственно все истинно человеческое, они всегда верны нравственному долгу. В той или иной степени влияние могучей творческой личности Глюка испытали Керубини, Бетховен, Берлиоз, Лист и другой реформатор оперного искусства уже XIX века -Вагнер. Глюк вправе был сказать по поводу своей оперы: «Альцес-та», «должна нравиться не только сейчас в силу своей новизны, эта пьеса не знает времени… она будет нравиться и через двести лет;… мое оправдание в том, что опера эта построена на природе, которая никогда не подвержена влиянию моды».

Глюк оказался прорицателем. Его девиз: «Простота, правда и естественность — вот три великих принципа прекрасного во всех произведениях искусства” не утратил своего значения и в наше время.

М. Тероганян

Ежегодник памятных музыкальных дат и событий. М., 1983. 

ПОДЕЛИТЕСЬ ЗАПИСЬЮ