150 лет книге русского революционера, народника Ипполита Мышкина «Об отношении господ к прислуге и о мировом институте»

В 1874 году была подготовлена к печати книга И. Мышкина «Об отношении господ к прислуге и о мировом институте»

Ипполит Мышкин

«Я чист перед собой и перед людьми, я всю жизнь отдал на борьбу за счастье трудового угнетенного народа, из которого мы сами с тобой вышли. Верю, новые поколения выполнят то, за что мы безуспешно боролись и гибли».

(Из письма Ипполита Мышкина его брату, написанного им в январе 1885 г. перед расстрелом в Шлиссельбургской крепости)

В декабре 1873 г. на страницах крупнейших русских газет и журналов неожиданно разгорелась ожесточенная полемика вокруг дела на первый взгляд незначительного — о самоуправстве прежде безвестной жены сына провизора Енкен по отношению к своей прислуге Ульяновой. В один из декабрьских вечеров 1873 г. в Москве горничная Ульянова повздорила со своей хозяйкой Марией Енкен, и та незамедлительно выгнала ее из дома, даже не отдав паспорта. Ульянова подала жалобу мировому судье.

Время было противоречивое. Реакционные деяния Александра II, предпринятые им в последние годы, еще не успели вытравить последствия реформ начала 60-х гг. Еще были живы и действовали либеральные мировые посредники «первого призыва». И неудивительно, что мировой судья принял жалобу Ульяновой к рассмотрению, нашел Енкен виновной в самоуправстве и приговорил ее к 10-дневному аресту. Теперь уже Енкен подала жалобу мировому съезду. Ульянова тоже не была согласна с обвинением Енкен лишь в самоуправстве,— она добивалась признать ее виновной в оскорблении ее также словами и действием.

13 декабря 1873 г. жалобы разбирались московским съездом мировых посредников. Съезд нашел, что оскорбление было взаимным и обе стороны наказанию за него не подлежат. Вместе с тем, констатируя «физическое и нравственное самоуправство» Енкен, съезд утвердил приговор судьи.

«Московские ведомости» М. Н. Каткова начали публикацию серии статей, авторы которых обрушились на решение мирового судьи. Подобные решения, писали они, «расшатывают общественный порядок», «прислуга обязана повиновением», «хочешь стоять на равной ноге — не нанимайся в услужение» и т. д.

Это интересно:   К 190 летию русского художника Валерия Якоби

Мнение «Московских ведомостей» полностью поддерживали «Русский мир» и «Гражданин». Однако «Отечественные записки», «Русские ведомости», «Новое время», «Голос» заняли принципиально иную позицию. Так, «Отечественные записки» весьма образно сравнили катковские утверждения с «протухшей водой», которая прорвалась сквозь «навозную плотину». Решительно выступило против кат-ковского издания «Новое время».

Мировой съезд принял постановление о судебном преследовании редакторов «Московских ведомостей» за статьи по делу Енкен. Однако против этого постановления решительно возразил прокурорский надзор, и оно не было уважено «подлежащей судебной частью».

Этим делом заинтересовался Ипполит Никитич Мышкин. Выходец из самой гущи народа (его отец был николаевским солдатом, мать — бывшей крепостной), И. Мышкин благодаря своим исключительным способностям и упорному труду скопил денег на покупку небольшой типографии. Мышкин решил собрать уже опубликованные статьи по делу Енкен и издать сборник большим тиражом, по низкой цене, доступной самым широким массам.

Материал сборника был подан так, что он, по заключению цензуры, носил характер «сочувственной пропаганды» решению осудившего произвол мирового судьи. В начале книги Мышкин поставил вопрос: «На чьей стороне правда и на чьей ложь, кто друг и кто враг общества?».

Желая избежать предварительной цензуры (на основании закона от 6 апреля 1865 г. книги свыше 10 л. можно было публиковать без нее), Мышкин включил в сборник «весьма тенденциозное», по заключению цензуры, извлечение из «Вестника Европы» о столкновении между московским городским головой и губернатором. Там же Мышкин поместил цензурное разрешение «Дозволено цензурой 9 января 1874 г.», выданное ему только для публикации объявлений на обороте обложки книги.

В результате, по мнению цензоров, «означенная брошюра, защищая, обобщая и распространяя выводы наиболее предосудительной части нашей печати по делу г-жи Енкен, в то же время облечена в форму, долженствующую усвоить за нею наибольшую доступность, сильную внешнюю приманку и даже цензурный авторитет».

Такая оценка цензурой книги делала невозможной ее публикацию. Когда 13 апреля 1874 г. И. Мышкин обратился в московский цензурный комитет, рукопись была задержана, а в Петербург полетело срочное донесение об опасной и вредной книге. Доказывая революционную направленность сборника, цензоры отмечали, что Мышкин «обобщает решение по делу г-жи Енкен, давая своей книжке самое широкое заглавие „Об отношении господ к прислуге»».

Это интересно:   100 лет издания первого тома "Ленинского сборника"

18 апреля министр внутренних дел А. Е. Тимашев «изволил приказать» задержать книгу «по вредному направлению». Немедленно московский оберполицеймейстер Арапов донес, что еще не сброшюрованная книга Мышкина арестована. Полицейские чиновники нашли 1180 экземпляров отпечатанных первых двух листов и 580 экземпляров — остальных.

10 июня, рассмотрев записку главного управления по делам печати, министр внутренних дел внес в Комитет министров предложение о запрещении книги. 18 июня Комитет министров заслушал вопрос о судьбе мышкинской книги и, согласившись с мнением министра внутренних дел, постановил книгу воспретить.

Получив уведомление о принятом Комитетом министров решении, генерал-губернатор Москвы Долгоруков дал указание о немедленном уничтожении книги. 6 июля 1874 г. несброшюрованные листы книги в девяти отпечатанных пачках были доставлены в Басманную часть и в час дня сожжены.

Уничтожение книги стало важной вехой в судьбе самого И. Н. Мышкина.

Он писал впоследствии:

«Книга эта подверглась сожжению, хотя ни на одну из помещенных статей не было дано правительством предостережения… Если даже распространение подобных взглядов, удостоившихся уже санкции законодателя, признается вредным, то, разумеется, не остается ничего более, как отказаться от всяких попыток действовать на легальном пути и вступить на путь нелегальной деятельности. Я так и поступил».

После раскрытия полицией нелегальной деятельности его типографии Мышкин бежал за границу, затем предпринял дерзкую попытку освободить Н. Г. Чернышевского. Арестованный в Восточной Сибири И. Мышкин получил громкую известность своей пламенной речью во время судебного разбирательства. Он был приговорен к 10 годам каторги, неоднократно пытался бежать и в январе 1885 г. был расстрелян в Шлиссельбурге за демонстративное оскорбление тюремщика с целью добиться смягчения режима для заключенных…

От всего тиража книги «Об отношении господ к прислуге и мировом институте» остались, по архивным данным, всего лишь семь экземпляров. С пометкой «величайшая редкость» один из них попал в коллекцию Н. П. Смирнова-Сокольского, а после его кончины — в музей книги Государственной публичной библиотеки имени В. И. Ленина.
Книга И. Н. Мышкина «Об отношении господ к прислуге и о мировом институте» — яркий пример того, как в условиях самодержавной России зародился и рос протест против существовавших порядков, как русская свободолюбивая мысль страстно искала новые формы борьбы.

Это интересно:   190 лет со дня рождения русского художника Валерия Якоби

В. С. Антонов

Памятные книжные даты. М., 1984. 

ПОДЕЛИТЕСЬ ЗАПИСЬЮ