К 190-летию английского художника и общественного деятеля Уильяма Морриса

24-го марта исполняется 190 лет со дня рождения английского художника, дизайнера и иллюстратора, поэта, прозаика, издателя, общественного деятеля, теоретика искусства, близкого к прерафаэлитам Уильма Морриса (1834-1896). К этой дате публикуем статью и жизни и творчестве замечательного деятеля английской культуры. 

Уильям Моррис

Уильям Моррис…

Трудно найти в искусстве XIX века другого художника, чья деятельность имела бы столь же ощутимый резонанс в нынешнем столетии. Недаром большинство исследователей рассматривают творчество Морриса в аспекте его влияний на позднейшее искусство. «Пионеры современного дизайна от Уильяма Морриса до Вальтера Гроппиуса», «Уильям Моррис и социальные истоки современной архитектуры» — эти и подобные им названия характерны для обширной литературы, посвященной этому выдающемуся английскому деятелю культуры.

Личность Морриса уникальна своей многогранностью. Художник и теоретик искусства, поэт и переводчик, создатель социальных утопий и ремесленник, знаток культуры средневековья и руководитель рабочего движения. Сочетание всех этих знаний и умений в одном человеке казалось бы немыслимым, если бы такой человек не существовал в действительности и не являл бы собой при этом образца поразительно целостной личности.

Один из рисунков Уильяма Морриса — Флора

Мощным внутренним стержнем, на который нанизывались все бесчисленные увлечения, занятия, навыки Уильяма Морриса, было его отношение к искусству, рассматриваемому им «не как особый род деятельности, производящей специфический род предметов роскоши, а как существенная часть всей жизни человека».

Этот взгляд на искусство молодой Моррис усвоил еще в годы пребывания в Оксфорде из эстетического учения Джона Рёскина. Ему же он обязан своим безусловным и непреходящим пиететом перед средневековьем — эпохой, давшей, по мнению их обоих, модель утраченного современной цивилизацией синтеза искусства и жизни. Труд средневековых ремесленников, объединенных в цехи, представлялся им единственно достойной человека деятельностью, дававшей ощущение полноценного счастливого бытия, поскольку она приносила прекрасные плоды — художественные произведения, бывшие одновременно предметами повседневного обихода, неотъемлемыми атрибутами образа жизни.

Один из рисунков Уильяма Морриса — Лестер

Пораженный неорганичностью жизни человека в викторианской Англии, механистичностью лишенного творческого начала современного машинного труда, нецелесообразностью и антихудожественностью произведений искусства середины XIX века, отсутствием эстетики быта, Моррис пришел к мысли о насущности возрождения принципов средневекового искусства и ручного труда. Идея о необходимости окружить человека произведениями искусства, сочетавшими целесообразность и красоту, и предоставить ему возможность создавать такие произведения, легла в основу его эстетики и практики.

Это интересно:   К 140-летию советского художника Василия Сварога

Архитектура жилища—среда, постоянно окружающая человека, и такие ее компоненты, как различные предметы быта, то есть произведения декоративно-прикладного искусства— стали главными объектами приложения сил для Морриса-художника.

Один из рисунков Уильяма Морриса

Он не оставил самостоятельных архитектурных сооружений, но явился вдохновителем проекта и заказчиком загородного дома для себя и своей семьи в графстве Кент, получившего название «Ред Хауз», ставшего достопримечательностью сразу же после отстройки и пользовавшегося славой «прекраснейшего дома на земле».

Полученные в лондонской мастерской Дж. Э. Стрита архитектурные навыки, а также наставления ее руководителя, считавшего, что зодчий должен соединять в себе строителя, живописца и прикладника, помогли Моррису и автору проекта «Ред Хауза», архитектору Филипу Уэббу, создать уникальное по красоте и удобству жилище, в течение многих десятилетий служившее своеобразным художественным эталоном. Простота форм, обнаженность основного строительного материала — кирпича, органическая связь с природным окружением, то есть принципы архитектуры гораздо более позднего времени — рубежа веков и нового столетия — отличительные черты этой постройки 1859 года.

Один из рисунков Уильяма Морриса — Бутон и васильки

В работах по внутренней отделке дома, украшенного резьбой самого Морриса, участвовали его друзья — художники-прерафаэлиты Бёрн-Джонс, Данте Габриэль Россетти, Мэдокс Браун. Убранство интерьеров дома отмечено простотой и изяществом. «Поверьте мне, если мы хотим, чтобы искусство начиналось уже у нас дома, нам следует убрать оттуда все лишнее, все, что мешает нам и причиняет неудобства. Пусть в нашем доме не будет ничего, чем вы не умеете пользоваться или не находите прекрасным»,— говорил Моррис в конце жизни. Слова эти могут быть отнесены к его «Красному дому», и в еще большей степени они применимы к его загородному жилищу в Кельмскотт.

Следующим этапом в осуществлении моррисовской романтической программы эстетизации действительности явилась организация в 1861 году (совместно с П. Маршаллом и Ч. Фок-нером) художественно-промышленного предприятия— мастерских, занятых производством работ по декоративной росписи, исполнением витражей, изготовлением мебели, тканей, обоев, шпалер, вышивок. В мастерских Морриса применялся только ручной труд; здесь работали старые народные мастера. Моррис не уставал учиться у них. Так он стал великолепным ткачом. Он умел обжигать стекло, глазировать черепицу, резать по дереву, знал гончарное и переплетное дело. Им восстановлены были многие из утраченных рецептов приготовления растительных красителей. Обладая феноменальной работоспособностью, Моррис успевал овладевать навыками ремесленника и создавать художественные произведения— образцы для тиражирования в своих мастерских. Рисунки на его обоях и коврах варьируют растительные мотивы, в которых верность природным формам сочетается с непревзойденным умением упорядочить эти формы, организовать сложный ритм цветовых пятен и линий, превратить их в орнамент. Нередко при этом используются декоративные мотивы национального средневекового искусства.

Это интересно:   К 140-летию советского художника Исаака Бродского
Иллюстрация к сборнику Джефри Чосера авторской книгопечатной мастерской Келмскотт-пресс

По прошествии десяти лет работы фирмы можно было с уверенностью утверждать, что ее продукция оказывает существенное воздействие на художественную промышленность Англии, а позднее не только Англии. Выпускаемые мастерской изделия были органичными, целостными по форме и функциональными по содержанию произведениями декоративно-прикладного искусства. Моррис стал, по существу, первым настоящим дизайнером в современном понимании. Он был предтечей художников-универсалов, соединявших в одном лице архитектора, живописца, графика, проектировщика бытовых вещей и теоретика, появление которых было связано со сложением стиля модерн.

Не менее блистательными были достижения Морриса в области оформления книги. В 1890—1891 годах им основано Кельмскоттское издательство. Опираясь опять-таки на боготворимое им средневековое искусство, Моррис по образцам инкунабул разрабатывал книгу как целостный организм, включающий в себя все компоненты печатного издания, выросшего на основе традиций иллюминированной рукописи. В духе старинных английских фолиантов оформляет Моррис «Историю сверкающей долины» (совместно с Уолтером Крейном) и «Сочинения Джефри Чосера» (вместе с Бёрн-Джонсом). Обильно орнаментированные широкие поля этих книг образуют как бы роскошную раму для иллюстраций и текста, а их легкочитаемые шрифты входят неотъемлемой частью в узорочье страницы. Здание книги от начала до конца строится по единому принципу.

Келмскотт-пресс. Дизайн для сборника Джефри Чосера

Импульс, данный Моррисом искусству книжного конструирования, заслуживает эпитета «мощный». Вообще все, что связано с фигурой Уильяма Морриса, отличается именно этим качеством — «мощью».

«Фоном» дизайнерской миссии Морриса была его литературная и общественная деятельность. Романтическая по духу поэзия Морриса, подобно его великолепным коврам, имеет весьма осязаемую словесно-образную ткань, а его знаменитый утопический роман «Вести ниоткуда», по мнению знатока этого жанра,— «единственная утопия, которая от начала до конца читается с большим вниманием», поскольку главное в ней—«простая любовь к земле». Даже в своих лекциях по искусству Моррис выступает прежде всего как художник-практик.

Это интересно:   65 лет со дня смерти советского художника Константина Юона
Один из рисунков Уильяма Морриса

Социалистические убеждения Морриса (с января 1883 года он член Демократической федерации, а после ее раскола — один из организаторов Социалистической лиги)—логический вывод из его эстетической доктрины. Осуществление идеи эстетизации действительности было немыслимо без социальных изменений. Политическая деятельность Морриса — такое же естественное проявление его творческого духа, как занятия ремесленника или опыты художника.

Т. ВОЛОДИНА

Литература:

Уильям Моррис. Искусство и жизнь. Избранные статьи, лекции, речи, письма. М., 1973

Художественный календарь. Сто памятных дат. М., 1984. 

ПОДЕЛИТЕСЬ ЗАПИСЬЮ