115 лет со дня рождения советского театрального критика Григория Бояджиева

14-го марта исполняется 115 лет со дня рождения советского театроведа и театрального критика Григория Нерсесовича Бояджиева (1909-1974). К этой дате публикуем статью о замечательном деятеле советского театра и советской культуры. 

Творческая деятельность Бояджиева была многогранной. Он заведовал литературной частью в Театре им. Горького (Ростов-на-Дону) и в ЦТС А, читал курс лекций в ГИТИСе и в соавторстве с А. К. Дживилеговым написал учебник по истории западного театра. Крупнейший историк, доктор искусствоведения, он создал большую монографию о Мольере, книгу о театре эпохи Возрождения. Блестящий критик, он активно участвовал в текущей театральной жизни, а свои встречи с современным западным театром отразил в книгах «Театральный Париж сегодня», «Шесть рассказов об американском театре» (совместно с А.Аникстом), «Итальянские тетради». Об искусстве Бояджиев умел писать и говорить языком искусства.

Александр Аникст о Г. Н. Бояджиеве

…Слушать Бояджиева, когда он говорил о театре, было поистине наслаждением. И наслаждение было двойное. Прежде всего увлекало то, что перед нашим умственным взором во всей своей плоти возникал спектакль. Бояджиев смотрел каждое представление как критик. Любой элемент постановки подвергался мгновенной и очень пристрастной проверке в свете критериев подлинной театральности и жизненной правды.

Часто после генеральных репетиций или премьер он выступал с обстоятельными разборами постановок, анализируя работу режиссеров, актеров, художников, композиторов, охватывая все стороны зрелищного искусства. То были речи, поразительные по глубине понимания сцены! Многие работники театра, которым посчастливилось слушать его разборы спектаклей, с благодарностью вспоминают о них. Такие доклады и выступления содержали не только критическую оценку проделанной работы. Случалось, что Бояджиев вступал в творческую полемику с постановщиком или исполнителем той или иной роли, и тогда он трактовке пьесы или персонажа противопоставлял свое понимание.

Это интересно:   150 лет со дня рождения австрийского поэта, драматурга и театрального деятеля Гуго фон Гофмансталя

Надо было видеть, как он это делал! Его выступления вообще отличались большой силой темперамента. Но когда Бояджиев выдвигал свое понимание пьесы или роли, он одновременно проявлял свой творческий и критический дар, становился автором и оставался критиком, обоснованно разбиравшим явление искусства, вскрывавшим его истинный смысл.

Поразительна была быстрота, с которой он умел собраться, сориентироваться в только что увиденном спектакле и выразить свое мнение о нем. Бояджиев, несомненно, обладал даром импровизации. Но импровизировал он свои речи так хорошо потому, что за плечами был огромный опыт и отличное знание театра.

Видимость импровизации он умел сохранять и тогда, когда на самом деле тщательно и заранее подготовлял свои лекции и выступления. Он недаром прошел актерскую школу. Если надо было, он умел «сыграть» свою речь в разных манерах. Это говорится отнюдь не в укор. Быть оратором — искусство, и Бояджиев отлично владел им. Эффектные выступления Бояджиева сильно действовали на аудиторию. Це всякий лектор или докладчик умеет вызвать аплодисменты, выражающие восхищение его мыслью и мастерством ее изложения. Бояджиев умел. Не только его большие публичные выступления, но и скромные, казалось бы, лекции в небольшой студенческой аудитории вызывали взрыв восторженных рукоплесканий.

Из ст.: Аникст А. Поэт театра.— Театр, 1974, № 12.

 

О книге Григория Бояджиева «От Софокла до Брехта за сорок театральных вечеров»

Отправляйтесь в путешествие без колебаний. Оно не будет ни напрасным, ни скучным. Недаром автор зовет «от нас в глубь истории», он знает, что делает. Он отдает себе ясный отчет в том, что «такое движение необычно». Но убежден, что «другого пути для постижения живого искусства сцены нет», не существует. В глубочайшей искренности этого убеждения и в силе выразительных средств заключается главный секрет книги.

Это интересно:   Эдвард Радзинский об Олеге Дале

Пустившись в далекое плавание без багажа, вы можете и не заметить, как начнется процесс накоплений. А к его окончанию не почувствуете ни утомления, ни тяжести груза. Но не потому, что его не будет. Напротив, груз знаний прибавится, и вовсе не малый. Но Произойдет это совершенно естественно, постепенно и без всяких для вас усилий.

Приглашая вас войти в свой театр, автор рассчитывает на ваше доверие и не обманывается. Таковы «правила игры», созданные Г. Бояджиевым в книге. Он придерживается этих правил последовательно, настойчиво, а вы разделяете их невольно, так как органично подчиняетесь логике книги.

Сорок спектаклей, которые покажет вам автор,— и это не оговорка, так как автор действительно не рассказывает, а воссоздает ощущение зрелища живописным и образным словом,— вмещают историю западноевропейского театра «от Софокла до Брехта». От античности до наших дней. Как того и хотел автор, вы смотрите эти спектакли, «не покидая зрительного зала», как бы переселяясь с книгой в руках в театральное кресло. И уже оттуда, непосредственно включаясь в жизнь спектакля, вы должны «постараться воспринять воображением историю театра через современный спектакль, а современный спектакль ощутить как течение истории театра». Это и есть главное «правило игры», сформулированное Г. Бояджиевым сразу, на первых страницах книги.

Из ст.: Беньяш Р. От нас — в глубь истории. — Театр, 1969, № 12.

Лит.: Бояджиев Г. Поэзия театра. М., 1960;

Итальянские тетради. М., 1968;

От Софокла до Брехта за сорок театральных вечеров. М., 1969;

Вечно прекрасный театр эпохи Возрождения. М., 1973;

Душа театра. М., 1974

Театральный календарь на 1984 год. М., 1983. 

ПОДЕЛИТЕСЬ ЗАПИСЬЮ
Это интересно:   300 лет со дня рождения выдающейся французской актрисы Клерон