290 лет испанскому художнику Франсиско Байеу

9-го марта исполняется 290 лет со дня рождения испанского художника Франсиско Байеу (1734-1795). К этой дате публикуем статью о творчестве испанского художника.

Франсиско Гойя — Портрет Франсиско Байеу

Испанская живопись XVIII столетия — явление сложное и противоречивое. Его нельзя ограничить рамками таких понятий, как «придворное», «академическое» или «интернациональное» искусство. И в то же время все эти качества присущи испанской живописи этого времени.

Над испанскими живописцами XVIII столетия «довлел» груз величайшего национального наследия. Они были прямыми потомками представителей «золотого века» испанской живописи. Имена Эль Греко, Ф. Сурбарана, Д. Веласкеса затмили собой многое из того, что впоследствии дала мировой живописи Испания. Из художников XVIII века один только Гойя удостоился мировой славы. Но Гойя своим творчеством во многом выражал уже идеи XIX столетия, пройдя путь от 61 рокайльного академизма к трагическому и фантастическому реализму. Если же попытаться найти фигуру, более характерную для испанского искусства XVIII века, то ею может стать Франсиско Байеу, в свое время знаменитый и влиятельный мастер.

Святого Джеймса посещает дева

Байеу, как, впрочем, и многие его современники, унаследовал со времен «золотого века» то преклонение перед живописью, которое прекрасно выразил величайший драматург эпохи Кальдерон: «Живопись — это искусство из искусств, которое превосходит все остальные, являющиеся его служанками». Художник также воспринял и те живые национальные традиции, которые нашли столь яркое воплощение у живописцев предшествующего периода.

Таким образом, творчество Байеу питалось сразу из нескольких источников. С одной стороны — чисто испанские традиции живописного мастерства и сугубо национальная сюжетика. С другой — несомненное влияние на испанскую живопись европейского академизма. Его привезли с собой в Испанию приглашенные туда европейские знаменитости. Оказавшим особое воздействие на испанцев был А. Р. Менгс, немецкий придворный живописец академического плана. Вместе с ним работал в Испании и Джан Батиста Тьеполо, приехавший туда двумя годами позднее (1763). И хотя Тьеполо оставил во многих королевских дворцах целый ряд великолепных росписей, написанных с особым артистизмом, свойственным лишь венецианской школе, его влияние на испанскую живопись было сравнительно слабым.

Это интересно:   140 лет со дня рождения польского художника-графика Владислава Скочиляса
Пикник

А вот Антон Рафаэль Менгс, «саксонский Рафаэль», как его называли современники, воцарился в испанском искусстве очень прочно. Он считался первым живописцем короля, распределял заказы на королевской шпалерной мануфактуре, под его руководством формировалась Академия Сан-Фернандо в Мадриде. Конечно, вместе с академическими правилами в испанскую живопись пришли и определенная доля холодного рационализма, и однообразие живописных приемов, и сходство образных характеристик. Но национальный характер был столь силен, что он разрывал оковы академизма и постоянно, в тех или иных формах, давал о себе знать.

Франсиско Байеу был одним из самых верных испанских подражателей Менгса. Будучи родом из Арагона, он получил первоначальное художественное образование в Сарагосе в мастерской живописца Лусана Мартинеса, учившегося в свое время в Италии. Здесь художник впервые столкнулся с Гойей. Молодые художники подружились, и судьба не раз соединяла их жизненные пути: в 1773 году Гойя женился на сестре Байеу Хосефе.

В 1758 году Франсиско Байеу представил на конкурс Академии Сан-Фернандо свою картину «Тирания Гериона». Это было произведение академического плана, сюжет которого был взят из испанской истории периода римского владычества. Картина произвела впечатление в мадридских художественных кругах. Байеу выставил ее на обозрение в мастерской известного скульптора Хуана де Мена. Когда молодой художник был принят в Академию, это уже ни для кого не было сюрпризом.

Прогулка в мадридском парке

Однако действительного успеха Байеу достиг в 1763 году, когда А. Р. Менгс привлек его для работы над росписью плафонов Мадридского дворца в соавторстве с венецианскими мастерами Ванвителли Корадо и Д. Б. Тьеполо. Байеу легко воспринял специфическую манеру росписи и создавал многофигурные композиции ничуть не хуже самих венецианцев. Его росписи, в которых знание перспективы сочетается с мастерским умением передачи световоздушной среды, принесли ему славу большого мастера. В 1765 году он стал почетным академиком и заместителем директора Академии Сан-Фернандо, а в 1767-м — придворным живописцем.

Это интересно:   100 лет эстонской художнице Лейле Мууга

Современники превозносили искусство Байеу. Сохранились протоколы заседаний Академии, где в торжественных речах расточались похвалы его картинам и росписям.
И все же самые яркие грани живописного дарования Байеу открываются там, где художник менее всего стремится к формам репрезентативного искусства. Таковы его жанровые станковые картины или портреты («Автопортрет», собрание де Тока, Мадрид; портрет дочери Фелисианы, Прадо, Мадрид).

Одна из интереснейших и наиболее ярких сфер его деятельности— работа для королевской шпалерной мануфактуры Санта-Барбара, которая была учреждена Филиппом V по фламандским образцам. Франсиско Байеу сделал большое количество эскизов, по которым на мануфактуре ткались ковры. В этих эскизах художник не только сконцентрировал весь свой опыт живописца, но и смело вводил в тематику шпалер сцены из придворной и даже народной жизни Испании. Все эти эскизы, как, например, картон к шпалере «Прогулка в саду Лас Делисиас в Мадриде», написаны в легкой живописной манере, яркими красками и свидетельствуют о том, что традиции живописи предшествующего столетия не были забыты мастером.

А. ТАРГУЛОВ

Художественный календарь. Сто памятных дат. М., 1984. 

ПОДЕЛИТЕСЬ ЗАПИСЬЮ