115 лет со дня рождения советской карельской актрисы Елизаветы Томберг

28-го января исполняется 115 лет со дня рождения  Елизаветы Степановны Томберг (1909-1988), карельской советской актрисы. К этой дате публикуем эту статью. 

Елизавета Томберг в роли Меланьи «Примешь ли меня, земля карельская?»

Главной и единственной профессиональной школой для актрисы Елизаветы  Томберг оказалась сцена. Театр тоже в ее судьбе один — Финский драматический, возникший в 1932 г. в Ленинграде, а с 1940 г. работающий в Петрозаводске. Здесь сыграны роли, принесшие Томберг заслуженную славу прекрасной характерной актрисы. Лучшие роли народной артистки СССР Е. С. Томберг: хозяйка Нискавуори («Женщины Нискавуори» Вуолийоки), Раневская («Вишневый сад»), Гурмыжская («Лес»), горьковские Желанья («Егор Булычов и другие») и Васса Железнова, фру Бон («Люди с Дангора» Андерсена-Нексе), Адуева («Обыкновенная история» по Гончарову), брехтовская матушка Ку-оаж. Государственной премии СССР актриса Удостоена за исполнение роли Эльзы в спектакле «Ветер с юга» по Г. Грину (1950)

Елизавета Томберг в роли Адуевой («Обыкновенная история» по Гончарову)

…Эта грубоватая, плотная женщина как будто сошла с картин середины прошлого столетия, словно бы появилась не из-за кулис современного театра, а из какой-то другой жизни, совсем непохожей на нашу, но очень достоверной в своем устоявшемся облике.

Какая градация оттенков и отношений, хотя, казалось бы, никого, кроме сына, расстроенная помещица в это утро отъезда Саши не замечает и за людей не считает. Натыкаясь на соседа или бедную родственницу, она отмахивается от них, как от мух, но все же как-то на них реагирует. А крепостных она действительно не замечает, настолько велика уверенность, что они-то ее заметят. Она одновременно и расстроенная мать — сбитая, торопящаяся походка, вздрагивающие руки; и хозяйка, зорко за всем приглядывающая; и госпожа — выпрямленный корпус, властный постав головы.

Это интересно:   Творческая колея княжны Урусовой

Каждый из этих «планов» отчетливо прослеживается в едином сплаве ее движений. И все это делается легко, без нарочитости, как само собой разумеющееся. Когда Томберг на сцене, трудно оторвать от нее глаз, потому что ее Адуева интересна сразу по многим причинам. Интересна этнографически — как будто воочию оживают картины старого помещичьего быта во всей их полноте и подлинности. Не менее интересна психологически — так содержательны переходы и нюансы внутреннего мира ее персонажа. Наконец, все сделанное актрисой и внешне чрезвычайно выразительно, построено на контрастах, богато по ритмам, так же, как в реальной жизни встречаются люди и ситуации не менее театрально выразительные, чем иные сценические создания. А поскольку рассказ идет о Финском театре, то подобная точность и мастерство создания колоритной фигуры из русского быта не могут не восхищать.

Но все сыгранное в первом действии — это только преддверие к наиболее любопытному в этой работе Е. Томберг. Самое интересное произошло дальше. Когда во втором акте побитый жизнью и внутренне раздавленный Александр Адуев вернулся в родную деревню, навстречу ему двинулось поддерживаемое под руки, маленькое, высохшее существо, тряся старушечьей головкой, утонувшей в ставшем слишком просторном чепце. Это была женщина та и не та, настолько состарилась и одряхлела Адуева в разлуке с сыном. То, что старая помещица «усохла», больше десятка лет прожив в непрерывной тоске о Сашеньке, вполне понятно. Но каким образом такое изменение произошло с внешностью актрисы? Можно сказать лишь, что это как раз одно из тех театральных чудес, объяснить которое мы не в силах.

Из ст.: Кривицкий К. Томберг — Адуева. «Обыкновенная история» по И. А. Гончарову. Финский драматический театр.— Театр, 1972, № 6.

Лит.: Мочалова И. Петрозаводск.— Театр, 1956, № 1.

Театральный календарь на 1984 год. М., 1983. 

ПОДЕЛИТЕСЬ ЗАПИСЬЮ
Это интересно:   Ковент-Гарден - Королевский Лондонский театр