190 лет русскому журналу «Библиотека для чтения»

1 января 1834 года русские читатели получили объемистую книжку нового журнала «Библиотека для чтения», ставшего первым толстым журналом энциклопедического характера в отечественной печати. 

Выход этого журнала не был неожиданностью. Ему предшествовала бойкая реклама. «Все ожидают,— писал князь П. А. Вяземский И. И. Дмитриеву 11 августа 1833 г.,— пришествия нового журнала Смирдина… На перспективе, в окнах книжной лавки Смирдина, объявление о нем колет глаза всем прохожим полуаршинными буквами».

В самой популярной газете того времени — «Северной пчеле» — была напечатана программа нового издания и приводился перечень сотрудников «Библиотеки для чтения»— более 50 самых известных писателей и ученых! Назывались Пушкин, Крылов, Жуковский, Рудый Панько (Гоголь), Баратынский, Вяземский, Денис Давыдов, Козлов, Марлин-ский, Погорельский, Шаховской, Хомяков, Языков — все лучшее, что было тогда в отечественной литературе. И новый журнал не разочаровал своих читателей. В нем было все необычно, начиная с внешнего вида. В отличие от привычных журналов, тоненьких, напечатанных на дешевой бумаге, сбитыми шрифтами, «Библиотека для чтения» представляла толстенный том (554 с.)» отпечатанный на плотной бумаге в одной из лучших столичных типографий. Непривычен был даже аккуратный выход журнала — первого числа каждого месяца (номера других журналов порой запаздывали на целые месяцы). Но самым поразительным было само содержание журнала—разнообразное и богатое. «Библиотека для чтения» имела подзаголовок: «Журнал словесности, наук, художеств, промышленности, новостей и мод». В журнале было семь отделов: «Русская словесность», «Иностранная словесность», «Науки и художества», «Промышленность и сельское хозяйство», «Критика», «Литературная летопись» и «Смесь». Не было только отдела «Политика»: сам царь запретил его. (Спустя всего три месяца после начала выхода «Библиотеки для чтения» будет запрещен журнал « Московский телеграф» — за отрицательную рецензию на драму Кукольника «Рука всевышнего отечество спасла», понравившуюся царю. Тут уж не до политики…)

Разнообразие тематики в «Библиотеке для чтения» буквально поразило читателей. Так, в первом томе вместе с пушкинским «Гусаром» были напечатаны стихотворения Жуковского, Козлова, неопубликованные произведения Державина, из прозы выделялась повесть Барона Брамбеуса (О. И. Сенковского) «Вся женская жизнь в нескольких частях», в отделе иностранной литературы — повесть французского писателя Мишеля-Ремона и очерк из английского журнала «Эгвильеты Анны Австрийской» — сюжет о бриллиантовых подвесках, впоследствии ставший основой романа Александра Дюма «Три мушке-тера». Содержателен был раздел «Науки и художества». Уже под своей настоящей фамилией Сенков-скии публикует интересную статью о скандинавских сагах, М. П. Погодин — «Исторические афоризмы», а Н.А. Полевой — «Взгляд на историю России от кончины Иоанна Калиты до кончины Иоанна III». Здесь же читатель находил статью М.А.  Максимовича «О границах и переходах царств природы» и перевод с итальянского целой брошюры римского антиквария Висконти о картине Карла Брюллова «Последний День Помпеи» (в одном из последующих номеров журнал поместил вклейку с литографией, исполненной с брюлловской картины, тогда еще неизвестной зрителям в России). Разнообразием материалов отличался раздел «Промышленность и сельское хозяйство». Здесь можно было прочесть основательные работы о состоянии мануфактур и о земледелии в России, о пользе компаний-объединений, о составных частях почв, а также об устройстве зимних садов, «распиловке» бревен, белении полотен. В «Литературной летописи» читателя знакомили с положительной рецензией на первое издание «Горя от ума», в которой Грибоедова сравнивали с Бомарше, и уничтожающим отзывом о «Кальяне»— первом сборнике стихотворений Александра Полежаева. Завершался номер «Смесью» с ее обилием заметок: об Академии наук, русском театре в Петербурге, новой драме Гюго, новом балете Тальони и многом другом. Разнообразие материалов стало одним из принципов журнала, которому он следовал долгие годы.

Это интересно:   190 лет английскому общественному деятелю и издателю Уильяму Моррису

Основателями и владельцами журнала были талантливый ученый-востоковед и журналист О. И. Сенковский и крупнейший издатель А. Ф. Смирдин. Первому принадлежала идея журнала, его программа, он же был фактическим редактором. Второй был «коммерческим директором», не жалевшим денег на любимое детище. Для авторов журнала была введена стандартная полистная оплата: 200 руб. за лист оригинального произведения и 75 руб. за лист перевода. Этим был установлен впервые в России регулярный и твердый авторский гонорар. Теперь писатель мог обеспечить себя одним литературным заработком, литература становилась профессиональным занятием. О смирдинских гонорарах ходили чуть ли не легенды. И действительно, Пушкин за одно стихотворение «Гусар» получил 1200 руб. ассигнациями, Крылову платили за басню 300 руб. Редактор журнала Сенковский получал огромные деньги—15 тыс. руб. в год.

Журнал держался необыкновенной работоспособностью Сенковского. Его ученик и биограф П. Савельев писал: «Ни одна статья не миновала его редакции. Он выбирал статьи для переводов, для чего читал до двадцати иностранных журналов и газет; затем просматривал, дополнял, изменял сделанные переводы; вновь исправлял их в корректурах; и при всем том находил время писать собственные статьи для всех отделов журнала: в одном первом году издания они наполняли более шестидесяти печатных листов или около тысячи печатных страниц!» Сенковский довольно оригинально понимал свое право редактора, считая возможным во имя единства журнального ансамбля, занимательности радикально переделывать и переводные, и отечественные сочинения.

Сенковский был близко знаком с видными деятелями польского восстания 1831 г., поэтому власти относились к нему весьма недоверчиво. А. В. Никитенко, бывший цензором «Библиотеки», записал в дневнике 16 января 1834 г.: «Я получил приказание смотреть как можно строже за духом и направлением «Библиотеки для чтения». Приказание это такого рода, что если исполнить его в точности, то Сенковскому лучше итти куда-нибудь в писаря, чем оставаться в литературе». Сенковский вынужден был отказаться от поста редактора журнала. Редактором некоторое время числился Н. И. Греч, а затем И. А. Крылов, правда, по словам Сенковского, их редактирование сводилось к чтению третьей корректуры. Но внешне «Библиотека» отличалась благонадежностью, к тому же, выполняя предписание царя, воздерживалась от «подлой брани» — журнальной полемики, и вскоре Смирдин получил в награду за издание журнала бриллиантовый перстень, а Сенковскому было разрешено снова объявить себя официальным редактором.

Это интересно:   Александр Островский - 200 лет гениальному драматургу

«Библиотека для чтения» пользовалась огромным успехом. По словам Герцена, ее «с жадностью читали по всей России». «Появление этого журнала,— писал Белинский,—истинная эпоха в русской литературе. До него наша журналистика существовала только для любителей, но не для общества». Баснословной казались тогда ее тиражи: 5—7 тыс. экз. Успешно выполнялась главная задача, которую ставила перед собой редакция: «умножение числа способных читателей для русской литературы».

Все работало на успех «Библиотеки»: и громкие имена, и необыкновенное разнообразие материала, и занимательность изложения. Читающая публика была завоевана новым журналом, особенно в провинции, где он стал основным источником информации. «Библиотека» стала в известной мере законодательницей литературных вкусов. Любопытно, однако, что главными, определяющими отделами постепенно становились «Промышленность и сельское хозяйство» и «Науки и художества». Это отвечало и желанию Сенковского сделать журнал энциклопедическим справочником во всех отраслях знаний, и потребностям основных читателей — провинциальных помещиков и городских чиновников и мещан.

К сожалению, всю идейноэстетическую позицию «Библиотеки для чтения» отличала эклектичность, субъективность. Многое писалось, что называется, на потребу обывателю. Некоторые литературные оценки были буквально дикими: Гоголь назывался «русским Поль-де-Коком», Кукольник — «русским Гете», Тимофеев приравнивался к Пушкину и т. д. Именно порочность идейно-художественной позиции в конечном итоге вызывала резко отрицательное отношение к журналу со стороны прогрессивной интеллигенции, способствовала решительному упадку популярности «Библиотеки» уже в конце 1830-х гг., когда появился второй толстый журнал— «Отечественные записки», направление которого определялось В. Г. Белинским.

С 1841 г. разорившийся Смирдин отказался от издания журнала. Сенковский продолжал его еще несколько лет, но без прежнего литературного и редакторского энтузиазма. Успех у читателей был в прошлом. В 1848 г. Сенковский был вынужден передать журнал другому издателю. Сменив несколько издателей и редакторов (среди них были А. В. Старчевский, А. В. Дружинин, А. Ф. Писемский), журнал прекратил свое существование в 1865 г.

Это интересно:   340 лет французскому художнику Людовику Караваку

А. П. Толстяков

Памятные книжные даты. М., 1984. 

ПОДЕЛИТЕСЬ ЗАПИСЬЮ