140 лет со дня рождения советского художника Василия Рождественского

24-го мая исполняется 140 лет со дня рождения русского и советского художника Василия Васильевича Рождественского (1884-1963). К этой дате публикуем очерк о творчестве замечательного художника. 

На склоне лет, оглядываясь на пройденный им долгий путь, Василий Васильевич Рождественский писал: «Меня интересовал пейзаж национальный, содержательный, пережитый мною, отражающий все цветовое разнообразие природы». В этой простой формуле заключено своего рода кредо художника, сложению которого предшествовали десятилетия поисков.

Натюрморт с ликером, 1913

Впрочем, любовью к природе, ощущением органической связи с нею отмечены уже детские годы Рождественского, проведенные в Туле. Быт провинциального города с его традиционным будничным ритмом, перебиваемым шумами пестрых базаров и праздничных сборищ, тревожным гудением колоколов, одарил будущего живописца и острым чувством национальной причастности и бесконечным уважением к труду, ремеслу.

С поступлением в Московское училище живописи, ваяния и зодчества и переездом в Москву не ослабевает тяга юноши к природе: он увлекается охотой, часто выезжает за город. В первых живописных опытах начала 1900-х годов сказалось благотворное для Рождественского, как и для большинства русских мастеров этого времени, влияние импрессионизма. Палитра художника высветлялась, очищалась, приобретала яркость, звучность.

Игра в бильярд,1910

Сближение в середине 1910-х годов с группой учеников МУЖВЗ, недовольных старым искусством, определило следующий этап поисков живописной системы. Среди друзей художника — М. Ф. Ларионов, А. В. Куприн. P. Р. Фальк и другие. Рождественский так вспоминает об этом времени: «… нас, стремящихся к новому, стало интересовать западное искусство: импрессионисты и постимпрессионисты, вносившие другие возможности в живопись. Наша небольшая группа работала экспериментируя, но не забывая о своей национальной сущности. Мы отрицали в живописи натурализм, эстетство и стилизацию. Отсюда наше стремление к обыденному содержанию, к национальному декоративному цвету, который интересовал нас в древней иконе и даже в трактирных подносах. Мы энергично работали и участвовали на выставках «Бубнового валета». Под обаянием идей этого содружества художников Рождественский создает такие картины, как «Карусель» и «Трактирная посуда», самые названия которых передают характерную для «бубновалетовцев» увлеченность внешне яркими формами народного быта.

Пейзаж, 1918

Поездка 1912 года в Италию несколько охладила художника к экспериментам в области цвета. Колорит его работ стал спокойнее, исчезла самодовлеющая декоративность. Теперь Рождественского занимают проблемы формы как таковой, в его творчестве слышны отголоски кубизма.

Это интересно:   190 лет белорусскому художнику Аполлинарию Горавскому

Но, вероятно, живописцу, который в искусстве Брейгеля видел «основы для нового реализма» и которому «Инфанты» Веласкеса казались «произведениями современной живописи», сужден был особый внестилевой путь творчества. События войны 1914 года (Рождественский был призван в действующую армию) и последовавшей затем революции сделали этот уже намечавшийся, но еще не осознанный художником как неизбежный путь единственно реальным.

Рыбак-колхозник. Беломорье. Село Лапшеньга, 1938

В 1918—1919 годах Рождественский—профессор Государственных свободных художественных мастерских, член президиума Художественного совета мастерских.

В 1920 году он один из активнейших организаторов художественного училища при ГСХМ, созданного в «Чайке», бывшей усадьбе В. К. Бялыницкого-Бирули на озере Удомля в Вышневолоцком уезде Тверской губернии, в местности, еще в дореволюционные годы облюбованной русскими пейзажистами. Среди преподавателей, живших тут же при школе или поблизости от нее,— А. Е. Архипов, Н. П. Богданов-Бельский, А. В. Моравов, К. А. Коровин. Художников сближало не только общее дело, но и любовь к природе, увлечение охотой, рыбной ловлей, привязанность к полудеревенскому образу жизни.

Кувшин и огурцы, 1918

За два года, проведенных в «Чайке», Рождественский написал множество пейзажей и натюрмортов. Натурой ему «служили» окрестные леса и озера, а нередко и охотничьи трофеи. О том, сколь неразрывны были тогда жизнь и творчество мастера, можно судить по отрывку из его воспоминаний, где он рассказывает о работе над «Натюрмортом с дичью (Тетерева)» 1921 года: «Составляю группу из двух косачей и селезня на фоне белой печи, вешаю черный кожаный ягдташ, между птицами кладу ружье. Композиция в черных и белых тонах, чуть горят красные брови тетеревов, как изумруды сияют и косяки крыльев селезня — все строго, красиво. Пишу с увлечением, вспоминая ночь на току; виденное и слышанное было настолько сильно, что здесь не место живописным абстракциям».

Натюрморт с красным кувшином, 1918

Ощущение своей связи с природой, поиски новых тем и мотивов заставляли художника постоянно стремиться в новые края. Крым, Средняя Азия, Приуралье, Север, Алтай — это лишь общий перечень мест, где побывал Рождественский, совершавший с середины 20-х до конца 30-х годов ежегодные творческие поездки по стране.

Это интересно:   140 лет со дня рождения русского и советского театрального художника Георгия Богдановича Якулова

«Реальность без ложной экзотики» — основа эстетики мастера этих лет. Изображает ли художник «Трехсотлетний чинар» или сценку со странствующим парикмахером в кишлаке Дальон, пишет ли натюрморт «Среднеазиатский чай», делает ли беглые портретные зарисовки посетителей чайханы в Аулие-Ате или Самарканде — повсюду он отмечает характерные особенности быта, передает национальный колорит эпизода или пейзажа, руководствуясь при этом не надуманной схемой, но собственными впечатлениями от натуры. Особенно любил Рождественский путешествовать и работать на Севере; не один раз вернется он на берега Онежского озера и Белого моря. Обжигающе горячую палитру открытых красок юга художнику приходилось здесь «успокаивать», менять на совершенно новую, отвечавшую серебристому сумеречному тону северного пейзажа с его угасающим холодным небом. Плененный цветовой гармонией белых ночей, Рождественский говорил, что «музыкальность русской природы дала много нового» его искусству. Селения поморов, расположенные на берегах озер или в устьях впадающих в них рек, с потемневшими от времени и непогоды большими двухэтажными домами, сияющими выкрашенными белой краской оконницами и отражающимися в спокойной воде,— одно из которых, Сумский посад, удачно названо художником «деревянной Венецией» — запечатлены им в многочисленных пейзажах («Онежское озеро. Белая ночь», 1928; «Белая ночь. Деревня Нижм-озеро», 1930 и др.). Суровой могучей природе Севера соответствовали и населяющие этот край люди, близость к которым любил подчеркивать Рождественский. Он создал немало портретов местных жителей, а также ряд больших жанровых картин, героями которых были рыбаки и крестьяне («Портрет Ф. Е. Самсоновой», 1930; «Колхозная путина на Белом море. Лов семги», 1937—1948). Работы этих лет отличают широкая и одновременно строгая живописная манера, плотный красочный слой, уверенная, точная лепка объема, умение художника выявить фактуру предмета, передать ощущение плотности, осязаемости, весомости каждой вещи.

Натюрморт с лампой, 1917

В годы Великой Отечественной войны возникла портретная серия «Мастера народного творчества», рассказывающая о русских сказительницах, писателях, фольклористах. Создавая этот цикл портретов, художник как бы отдавал дань уважения деятельности своей жены, собирательницы фольклора, в течение долгих лет мужественно делившей с ним все трудности его экспедиций по стране. После войны Рождественский в основном работал над пейзажами Подмосковья.

Трактирная посуда, 1909

В годы, когда возраст и здоровье уже не позволили художнику вести жизнь путешественника, он, обратившись к прошлому, вновь мысленно прошел теми дорогами и тропами, где когда-то бродил с ружьем и мольбертом, и не только прошел по ним сам, но и провел своего читателя. На основе путевых заметок Рождественского возникла книга его воспоминаний, названная им «Записки художника». Образы ее почти столь же осязаемы и живы, как образы картин Василия Васильевича; выразителен, пусть и не столь ярок, как живописный, и ее язык. Книга Рождественского — прекрасное дополнение к его художественному наследию и примечательный документ эпохи.

Это интересно:   200 лет со дня смерти выдающегося русского художника Григория Угрюмова

Т. ВОЛОДИНА

Литература:

В. В. Рождественский. Записки художника. М., 1963

Художественный календарь. Сто памятных дат. М., 1984. 

ПОДЕЛИТЕСЬ ЗАПИСЬЮ