190 лет английскому общественному деятелю и издателю Уильяму Моррису

24-го марта исполняется 190 лет английскому художнику, поэту, прозаику, переводчику, общественному деятелю и книгоиздателю Уильяму Моррису (1834-1896). 

Художественный талант Морриса в полной мере проявился в книжном деле: он был иллюстратором, оформителем, создателем шрифтов, теоретиком книги.

Уильям Моррис. Рис. Космо Роу

В конце 80-х гг. XIX столетия Уильям Моррис, чувствуя приближение старости, покинул шумный Лондон и перебрался на постоянное житье в Келмскотт, чудесный загородный особняк на берегу Темзы. Старинная усадьба стала для Морриса прибежищем от житейских треволнений прошлых лет, помогла художнику и поэту, по его собственным словам, сильнее «полюбить землю и все живое на ней». Но не только отдых нашел здесь этот на редкость одаренный человек. Келмскотт стал всемирно известен благодаря тому, что Моррис устроил на берегу реки типографию и посвятил остаток Дней искусству книгопечатания.

Моррис вернулся к увлечению молодости— снова стал собирать Древние рукописи и старопечатные фолианты. Он с головой ушел в издательские дела. Но Моррис отнюдь не собирался стать книгоиздателем в обычном, «деловом» смысле слова, его не интересовали расходы и доходы: он смотрел на книгу не как на товар, а как на произведение высокого искусства.

Впрочем, точности ради заметим, что Моррис и раньше был связан с издательским миром. Выдающийся общественный деятель, один из вождей рабочего движения в Англии, он имел непосредственное отношение к выпуску социалистических изданий того времени. На деньги Морриса была основана газета «Справедливость». В 1885 г. Моррис организовал журнал «Общее благо» и стал его редактором. Его соиздателями были Э. Эвелинг, муж дочери К. Маркса, переводчик «Капитала» на английский язык, и Э. Бакс, поэт и публицист, первый пропагандист марксизма в Англии. В журнале сотрудничали Поль Лафарг, С. М. Степняк-Кравчинский, Бернард Шоу.

Это интересно:   Бессмертное творчество великого драматурга Александра Островского

В первом номере Моррис напечатал свой «Марш рабочих».

В марте 1885 г. в журнале «Общее благо» появилась статья Ф. Энгельса о рабочем движении в Англии. Она произвела неизгладимое впечатление на Морриса: он цитировал ее в своих сочинениях, ссылался на нее в лекциях, даже упоминал в стихах. В доме Энгельса, жившего в то время в Англии, Моррис был одним из самых желанных гостей. Энгельс называл его «социалистом эмоциональной окраски» и осуждал за сочувственное отношение к анархистам. Зато авторитет Морриса-художника и поэта был для Энгельса непререкаем.

В 70-е гг. Моррис более серьезно отнесся к искусству иллюстрации и оформлению книги. Немало времени провел он в Британском музее, изучая искусство старых книжных мастеров XIII—XIV вв. В 1870 г. Моррис закончил оформление своей «Книги стихов» — это первая иллюминованная им вещь. Она выполнена на высоком профессиональном уровне. Одна из следующих книг — «Рубайат» Омара Хайяма (1872). Знаменитые переводы Э. Фицджеральда нашли гениального иллюстратора. Оформление выполнено в манере прерафаэлитов. Книга, изготовленная на пергамене, специально выписанном из Рима (английская кожа для тонкой работы не годилась), украшена изящным орнаментом из цветов и фруктов. Подобные книги, естественно, были предназначены не для широкой публики. Ими восхищались друзья иллюстратора — поэты и художники. «Это будет прекрасная вещь»,— писал, например, Д. Г. Россетти, когда Моррис задумал иллюминовать свою поэму «Только любовь».

В конце 80-х гг. Моррис почувствовал, что без своего «печатного Дела» ему не обойтись. «Келмскотт Пресс», издательство на берегу реки, стало своего рода студией книжного искусства. Буржуазному коммерческому производству книг Мор-Рис противопоставил свой огромный талант и художественный вкус. Он принял решение создать собственные шрифты. В совершенстве вла-дея мастерством каллиграфии, он взял для начала за образец «римсии» набор и назвал новый шрифт «золотым». Моррис предпочитал простое, строгое начертание букв, без излишних «утолщений» и «утоньшений», типичных для наступившего вскоре периода модернизма в книгопечатании. Художник был глубоко убежден, что шрифт не должен мешать чтению. При этом Моррис опирался в первую очередь на достижения великих художников-венецианцев.

Это интересно:   115 лет со дня рождения литовского драматурга Иозаса Балтушиса
Страница книги соч. Дж. Чосера в оформлении У. Морриса 1896 г.

Но Моррис, как и его друзья-прерафаэлиты, был страстно влюблен в готическую старину. «Я всегда был великим поклонником средневековой каллиграфии и шрифтового искусства, пришедшего ей на смену»,— писал он,- подчеркивая при этом: «Хотя я использовал их, но не копировал рабски». Моррис поставил перед собой задачу создать удобочитаемый готический шрифт. Такой шрифт был создан и назван «троянским». Другой, не менее знаменитый шрифт этого типа— моррисовский «чосер».

Во времена Морриса в Англии, да и вообще в Европе, хорошо отпечатанных книг было мало. Начиналось их «поточное производство». Поэтому многие смотрели на Морриса, как на издателя-чудака, который одну-единственную вещь мог готовить к выпуску в свет целый год. Но работа Морриса была не чудачеством, а протестом человека, влюбленного в книгу, против книжного бизнеса. Моррис считал, что если поэзия — искусство, то и книга, в которой напечатаны стихи, должна быть произведением искусства. Неряшливо изданная книга, по его словам, все равно что речь с обилием грамматических ошибок.

Издательская деятельность Морриса оставила яркий след в истории европейской книги. Пусть его «фирма» была более похожа на студию экспериментатора, чем на современное издательство. Главный принцип Морриса-издателя — принцип рациональной красоты — не устарел. Этот краеугольный камень его творческой практики и теоретических представлений о сущности книги остается незыблемым по сей день.

В. Е. Барыкин

Памятные книжные даты. М., 1984. 

ПОДЕЛИТЕСЬ ЗАПИСЬЮ