115 лет со дня рождения советского грузинского художника Сергея Кобуладзе

7-го февраля исполняется 115 лет со дня рождения советского грузинского художника, театрального художника, книжного графика Сергея Соломоновича Кобуладзе (1909-1978). К этой дате публикуем настоящую статью о творчестве замечательного художника. 

Сергей Кобуладзе

У каждого народа есть свое любимое эпическое произведение, которое с особой силой выразило особенности национального духа, творческую мощь народа, красоту и богатство его поэтического мышления. У русских это — «Слово о полку Игореве», у армян—«Давид Сасунский», у киргизов — «Джангар», у осетин — «Нарты», у грузин — бессмертное творение Шота Руставели «Витязь в тигровой шкуре». И каждое такое произведение из поколения в поколение привлекает таланты и умы все новых его читателей — художников, музыкантов, которые каждый на свой лад создают свои изобразительные или музыкальные версии великого памятника национальной культуры, отдавая ему дань своего восхищения.

Витязь в тигровой шкуре

История иллюстрирования знаменитой поэмы Шота Руставели знает имя не одного художника, стремившегося переложить на язык линий и красок бессмертные образы Руставели. Здесь можно вспомнить мастера XVII века М. Тавакалашвили, русско-венгерского графика прошлого века М. А. Зичи, наших современников—Л. Гудиашвили, И. Тоидзе, Т. Абакелия. Среди них важное место занимают иллюстрации народного художника СССР, лауреата Государственных премий СССР, члена-корреспондента Академии художеств СССР Сергея Соломоновича Кобуладзе. Еще совсем молодым художником, недавно окончившим Тбилисскую Академию художеств, он взялся за столь ответственный труд.

Витязь в тигровой шкуре

В 1935 году — к 750-летию поэмы — Кобуладзе были заказаны эти иллюстрации, и к 1937-му он исполнил одиннадцать листов, которые вошли в юбилейное издание творения Руставели, выпущенное в свет Грузинским отделением Академии наук СССР.

Витязь в тигровой шкуре

Кобуладзе не стремился в своих иллюстрациях проследить основные сюжетные узлы и события поэмы или представить в них развернутые эмоционально-психологические характеристики главных действующих лиц. Он переводит образный строй литературного первоисточника, его живую трепетную ткань, богатую страстями, мыслями, драматическими столкновениями, в ряд своеобразных монументальных «графических барельефов». Исполненные гуашью, почти монохромные, с редким добавлением лазури и оранжевых тонов, они производят и в самом деле впечатление скульптуры, запечатлевшей прекрасные образы, благородные фигуры героев, возвышенный строй их жизни, остановленной, выкованной на наших глазах стальной и упругой линией рисунка.

Это интересно:   65 лет со дня смерти русского художника Мстислава Добужинского
Витязь в тигровой шкуре

Кобуладзе исходил из непреложного факта вечности и нетленности образного мира поэмы Руставели, высоких идей и прекрасных чувств, отразившихся в ней. И, естественно, в стилистике своей работы он стремился создать пластическую метафору своих представлений о поэме, создать памятник ей. При этом художник ориентировался на две излюбленные им сферы мирового искусства — древнегрузинские памятники и искусство итальянского Ренессанса. Отсюда тяжелые драпировки и мощные своды, обозначающие место действия, широкие арки, массивные столбы, крупные квадры кладки стен. Отсюда подчеркнутая оптическая выразительность изображения, тщательная осязательно-выпуклая моделировка фигур, продуманная красота поз и жестов.

Созданные художником образы Тинатин, Тариэла, Нестан-Дареджан, несмотря на неизбежную при таком методе иллюстрирования статичность, восхищают возвышенным благородством, гордым величием. Монументальная изобразительная трактовка поэмы не противоречит героическому пафосу великого создания Руставели.

Слово о полку Игореве

В том же стилистическом ключе выполнены были Кобуладзе в 1939 —1940 годах два листа—«Битва с половцами» и «Затмение солнца» к «Слову о полку Игореве». Однако совершенная пластическая проработка изображения, виртуозная завершенность теперь уже многофигурных сцен рождают двойственное впечатление. Поражает мастерство художника, его искусство запечатлеть при всей ювелирной тщательности исполнения эпическую масштабность древней поэмы, но и оставляют чувство неудовлетворенности застылость изображения, некоторая «однообразная красивость» характеристик.

Иллюстрация к трагедии «Король Лир» У. Шекспира

Большей одушевленностью отмечены иллюстрации Кобуладзе к трагедии У. Шекспира «Король Лир» (1946). Здесь рисунок художника свободнее, эмоциональнее. Образы положительных героев Лира, Корделии, Эдгара наиболее впечатляют соединением величавой красоты и проникновенной человечности. Активнее включается в изображение архитектурный или пейзажный фон. Создавая пространственные декорации дворцовых помещений, замков, Кобуладзе плодотворно использует свои глубокие познания в области античной и средневековой архитектуры. Он мыслит широко, масштабно, театрально, и эта театральность подчеркивает колорит создаваемого образа эпохи.
В театре художник работал более сорока лет, и здесь его дарование, пристрастие, стилистика нашли органичное применение. Кобуладзе работал в театре им. Котэ Марджанишвили, Государственном драматическом театре им. Ш. Руставели, Тбилисском театре оперы и балета им. 3. Палиашвили, оформлял спектакли для Большого театра Союза СССР. В его репертуаре были и пьесы современного содержания («Платон Кречет» А. Корнейчука), классические произведения («Король Лир»), спектакли на темы древней поэзии (опера «Сказание о Тариэле» Ш. Мшвелидзе). И всюду художник восхищал зрителя размахом своей фантазии, величественностью замысла, высоким образно-эмоциональным напряжением.

В. ПОЛИКАРОВ

Это интересно:   190 лет русскому художнику Михаилу Клодту

Литература: Г. Абелигашвили. Серго Кобуладзе. Тбилиси, 1980

Художественный календарь. Сто памятных дат. М., 1984. 

ПОДЕЛИТЕСЬ ЗАПИСЬЮ