115 лет советскому художнику Дмитрию Мочальскому

15-го февраля исполняется 115 лет со дня рождения советского художника, графика, педагога Дмитрия Константиновича Мочальского (1908-1988). Замечательному советскому художнику посвящен настоящий очерк, написанный к 75-летию художника в 1983-м году. 

Дмитрий Мочальский в Магнитогорске, 1979-й год
Дмитрий Мочальский в Магнитогорске, 1979-й год

В 1979 году наша страна торжественно отметила 25-летие освоения целинных и залежных земель. К этому знаменательному событию в Алма-Ате была подготовлена большая выставка «Земля и люди», где демонстрировалось более 500 произведений изобразительного искусства. Великий подвиг советского народа нашел яркое воплощение в творчестве скульпторов, живописцев, графиков. Почетное место на выставке занимали полотна одного из «пионеров» целинной темы, народного художника СССР, действительного члена Академии художеств СССР, лауреата Государственной премии им. И. Е. Репина Дмитрия Константиновича Мочальского.

В 1954 году художник, по велению сердца бросив «насиженные уюты», впервые приехал в Казахстан, в зерносовхоз «Целинный» Кокчетавской области. С тех пор вот уже три десятка лет он периодически навещает эти места и привозит оттуда новые работы. «Более всего влекло меня на целину,— признавался позже Мочальский, — ощущение того, что именно там, в обстановке только еще зарождающегося и утверждающего себя нового быта, я смогу вновь пережить чувство, испытанное мною некогда на фронте,— чувство огромной внутренней, духовной силы, ведущей наш народ на подвиг».

Целина, ее люди, пафос великой народной эпопеи — все это вместе явилось для художника какой-то «землей обетованной», куда жадно стремилась его душа жанриста. Именно здесь Мочальский почувствовал дух нового времени. В еще не устроенном быте люди художнику открывались по-особенному, ему сама судьба предоставила счастливую возможность наблюдать новые человеческие отношения. И серия живописных полотен Мочальского «Люди целины», включающая десятки произведений, красноречиво свидетельствует, что он этой возможности не упустил.

Это интересно:   120 лет советскому скульптору Павлу Кожину

Кажется, нет такой стороны жизни целинников, которая не была бы запечатлена в картинах Мочальского. Девушки спят на раскладушках свою первую целинную ночь, наступает утро, хозяйка, приютившая их, стряпает завтрак («Первое утро», 1959); парни и девушки обступили почтальона — пришли весточки из дома («Письма пришли», 1959); молодые парни-механизаторы ожидают своих подруг, которые прихорашиваются у палатки («Ухажеры», 1957); из палатки переезжают в первый целинный дом («Новоселье», 1957); вот уже появляются первые семьи («Молодожены-целинники», 1960); серьезный разговор в красном уголке («Красный уголок», 1964); отдыхают после рабочей смены ребята («Выходной день», 1966). Настоящая художественная летопись, но летопись, исполненная не бесстрастным, умудренным опытом и долгой жизнью старцем, а живо влюбленным в своих героев, в эти бескрайние степи, огромное небо, яркое солнце художником. Несмотря на столь неэффектный, будничный, не богатый событиями трудовой образ целинного жи-тия-бытия, Мочальский умеет из каждого немудреного мотива извлечь целую гамму содержательных нюансов, найти трогательное и забавное, высокое и волнующее, построить на лаконичном материале целый рассказ, новеллу о жизни целинников.

Две семьи переехали в деревянный дом. Кончилась эра палаточной романтики. Да и трудно с детьми или в пожилом возрасте жить в таком не очень надежном обиталище. На одной половине нового дома — молодая семья: отец с двумя прильнувшими к нему детьми, сидя на диване, читает книжку, молодая женщина готовит у стола. Неожиданным, хотя и скромным, домашним теплом веет от этой сцены, атмосфера мирного и тихого счастья царит здесь. А за занавеской отдыхают двое пожилых уже людей, много поработавших на своем веку, — они молча сидят на кровати. Художник и цветовыми отношениями подчеркивает градации эмоциональных состояний: более яркие, мажорные тона в комнате молодой семьи, мягче, приглушеннее — у пожилых супругов («Новоселье», 1957). Кончился трудовой день, и вот вышли мать и отец с ребенком вечером в степь, горячее, но уже остывающее солнце ярко освещает их фигуры. Тут же сушится только что отстиранное белье, и эта деталь нисколько не снижает значительности сцены, почти монументальной и в своем образном звучании, и в серьезности общего строя, и в звучных сочетаниях зеленых, синих, охристых цветовых зон («На Ишиме», 1965).

Это интересно:   125 лет чешскому скульптору Яну Лауде

Одну из своих картин Мочальский назвал «Троица» (1975).

Д. Мочальский - Троица
Д. Мочальский — Троица

За столом сидит отец с двумя сыновьями — поколения целинников. Они сосредоточенны, каждый читает что-то свое. Лица их серьезны и красивы особой простой и возвышенной одухотворенностью. Ярко-красные, небесно-синие и чистые охристые тона еще более усиливают такую, казалось бы, далекую связь с древнерусским памятником. Художник ни в какой мере не идеализирует своих героев, ни в малейшей степени его нельзя обвинить в сусальной иконописности — его манера письма динамична, даже экспрессивна, красочные сочетания импульсивны, смелы.

Его повествованию, окрашенному добродушным юмором, иной раз не хватает глубины. Однако лучшие работы Мочальского задевают какие-то душевные струны, они полны светом высокой человечности.

Литература: С. И. Глобачева. Дмитрий Константинович Мочальский. М., 1962.

Художественный справочник. Сто памятных дат. М., 1983.

ПОДЕЛИТЕСЬ ЗАПИСЬЮ