340 лет со дня смерти голландского художника Виллема ван Альста

В 2023-м году исполняется 340 лет со дня смерти нидерландского художника эпохи барокко Виллема ван Альста (1625/26 —ок. 1683). Творчеству художника посвящен настоящий очерк. 

 

Голландский натюрморт XVII века в своих традициях восходит к нидерландскому искусству XV столетия. В религиозных картинах нидерландских мастеров мы находим изображение отдельных предметов домашнего обихода, особенно в сценах Тайной вечери, Благовещения, смерти Марин и др. Все эти предметы, написанные с необыкновенной реалистичностью, имеют у нидерландцев двойной смысл. С одной стороны, это доселе незнакомая искусству живописи возможность изобразить окружающую человека реальность. С другой — каждый предмет воспринимается как символ (например, ваза с лилиями в сцене Благовещания — символ чистоты Марии). Такая двойственность характерна для всего искусства Нидерландов XV—XVI веков. Именно оиа становится той основой, на которой развивается жанр натюрморта в следующем столетии. Правда, голландские и фламандские мастера XVII века утрачивают склонность своих предшественников к символичности и наследуют лишь любовь к предметности.

Имея одну стилистическую основу, голландский и фламандский натюрморты XVII века в корне отличны, так как выражают собой различный национальный темперамент. Если огромные холсты фламандцев ломятся от обилия предметов, заключая в себе всю мощь живой природы, то для голландских натюрмортов более подходит определение «Stillewen», что по-голландски означает «тихая жизнь». Голландскому художнику сродни этот безмолвный предметный мир, часто более выразительный, чем у мастеров Фландрии. Он любит созерцать предметы в их пассивном состоянии, выхваченные из водоворота жизни. В этом художник находит поэзию и очарование.

Как и всякий другой жанр голландской живописи, натюрморт имеет чрезвычайно сильную стилевую расчлененность. В каждом из крупных городов складывается своя школа со своими характерными особенностями. Так, в Гарлеме пишут пышные «завтраки», в Утрехте — цветы, в Гааге — рыбные натюрморты, а в Лейдене, например, так называемые «ванитас» — композиции на тему «суета сует». Амстердам же, представителем школы которого был Виллем ван Альст, специализируется на изображении легких десертов с фруктами и вином. Именно в этой области натюрморта ван Альст становится крупным мастером.

Это интересно:   240 лет английскому живописцу Питеру де Уинту

Художник поселился в Амстердаме лишь в 1656 году. До этого он учился у своего дяди Эверта ван Альста в Дельфте, а в возрасте двадцати лет отправился во Францию, затем в Италию. Там он прожил почти десять лет, получив при этом звание придворного живописца герцога Тосканского. Подлинный расцвет творчества мастера начинается только по возвращении его на родину. Амстердам в это время был главным торговым центром Голландии, городом со знаменитой биржей, куда стекались люди самых разнообразных национальностей, городом богачей и высшего общества. Социальный заказ наложил определенный отпечаток на характер натюрмортов, изготовляемых здесь. В основном это картины с хрустальными бокалами, пышными кистями винограда на цветном бархате, сияющими золотыми лимонами на темном фоне, экзотическими цветами и фруктами. Таковы натюрморты и Виллема ван Альста.

Виллем ван Альст - натюрморт из Антверпенского музея
Виллем ван Альст — натюрморт из Антверпенского музея

В ранних вещах художника, скромных по своим композициям и набору предметов, изображены в основном фрукты. В произведениях амстердамского, т. е. зрелого периода, чувствуется значительное влияние Виллема Кальфа. Последний был одним из ведущих натюрмортистов Голландии и специализировался в создании «аристократических» натюрмортов, утонченных по композиции и полных дорогой посуды и заморских яств. Весь этот предметный мир как бы перекочевал в картины ван Альста. Он тоже начинает создавать «десерты» с пирамидальной композицией, достигая при этом еще большей утонченности. Так, в полотне из антверпенского музея (1659) можно видеть традиционный для ван Альста набор фруктов — яблоки, виноград, орехи. Они как бы составляют треугольник, центром которого является великолепной работы стеклянный венецианский бокал. В нем отражаются источник света — окно — и, символически, весь жизненный уклад заказчика этого натюрморта, богатого аристократа.

С удивительным мастерством художник запечатлевает каждую ворсинку бархатной скатерти, каждый завиток виноградной лозы, которая вьется вокруг бокала. С особым изяществом мастер передает почти осязаемую реальность виноградных кистей, матовый налет или каплю воды на ягодах. Его увлекает задача сделать изображение реальнее самой жизни, заставить эти предметы говорить живым языком. Две бабочки, которые изображены в натюрморте, — еще одно свидетельство виртуозного мастерства ван Альста.

Это интересно:   100 лет эстонской художнице Лейле Мууга

В другом его натюрморте (1659, картинная галерея в Берлине), при сохранении той же пирамиды, наличествует гораздо большее число предметов: разнообразные кубки, стеклянный графин с перламутровой инкрустацией и, характерная деталь для художника, огромная морская раковина. Среди этих предметов, как живые, разбросаны различные фрукты.

Последнее десятилетие творческого пути ван Альста отличается появлением уже несколько иных художественных тенденций. Изысканность становится не просто результатом социального заказа, а характеристикой стиля художника. В его лице голландский натюрморт вступает в свою последнюю стадию, отражая вкусы нового времени. Для этой тенденции типичны, например, натюрморты кисти художника из собрания ГМИИ имени А. С. Пушкина в Москве. О них очень хорошо сказал известный специалист по голландскому искусству Б. Р. Виппер: «Затейливые и мелкоузорные очертания предметов, расходящихся в стороны и свисающих за пределы стола, розовые, светло-фиолетовые, серые и голубые тона говорят, с одной стороны, о некоторой изнеженности вкуса, а с другой — предвещают новые сочетания и гармонии, формирующиеся в искусстве XVIII века, в живописи рококо».

Виппер Б. Р. Очерки голландской живописи эпохи расцвета. М.» 1962.

Художественный справочник. Сто памятных дат. М., 1983.

ПОДЕЛИТЕСЬ ЗАПИСЬЮ