140 лет со дня рождения немецкого писателя Лиона Фейхтвангера

7-го июля исполняется 140 лет со дня рождения немецкого писателя Лиона Фейхтвангера (1884-1958). К этой дате публикуем очерк о творчестве замечательного немецкого писателя. 

 

Писатель, который берется за серьезный исторический роман, знает, что силы, движущие народами, остаются неизменными, с тех пор как существует писаная история. …Представить эти постоянные, неизменные законы в действии, пожалуй, наивысшая цель, которой может достичь исторический роман.

Л. Фейхтвангер

Все книги Лиона Фейхтвангера и историчны, и антиисторичны одновременно. Историческое прошлое в его произведениях всегда ориентировано на проблемы современности, а современность всегда рассматривается как этап истории. В неоконченной статье «Дом Дездемоны» Фейхтвангер писал, что люди с большим интересом рассматривают дом, где «жила Дездемона», чем памятники истории. Поэтому гораздо важнее передать атмосферу, предания, главные вопросы эпохи, чем соблюсти историческую достоверность.

В исторических романах Фейхтвангера очень много неточностей, но все его герои, будь то Иосиф Флавий или Жан-Жак Руссо — живые люди. Более того, по способу мышления, поведению и т. д. это люди, современные автору. Любое событие рассматривается с точки зрения человека XX столетия. Продуманные анахронизмы иногда приводят к тому, что ключом к пониманию исторического романа становится роман о современности. Так, ненависть к рыцарству («Испанская баллада») приобретает особый смысл, если вспомнить фашистский культ рыцарства, описанный в «Семье Оппенгейм». Напротив, при создании романов о современности Фейхтвангеру важна именно позиция историка, для этого он часто создает иллюзию временной дистанции между автором-летописцем и происходящими событиями. (Особенно наглядно это в романе «Успех».) Книги Фейхтвангера о современности в этом смысле более «историчны», чем собственно исторические романы и драмы.

Писатель постоянно подчеркивает константу, определяющую ход исторического развития, дающую ощущение единства всех этапов человеческой истории. Это — вечное противостояние духовности и бездуховности, борьба гуманизма, здравого смысла и жестокости. Конечно, не один Фейхтвангер представлял себе мировую историю как вечное состязание добра и зла. Важно то, что для него зло — всегда следствие бездуховности, преобладания внешнего над внутренним. В ранних произведениях эта мысль иногда приобретает откровенно символическое воплощение: духовная красота и внешнее уродство Маргариты — с одной стороны, и ослепительная красота при внутренней пустоте и жестокости ее противницы — с другой («Безобразная герцогиня»). Этот же мотив в «современных» романах связан с фашистским культом спорта и телесной красоты.

Это интересно:   215 лет со дня рождения американского писателя Эдгара Алана По

Всякое насилие для Фейхтвангера глубоко противоестественно и отвратительно. Единственная сила, которой дано право изменять мир,— слово, убеждение, духовное усилие. Движущей силой истории должны быть мыслящие люди, интеллигенция в самом высоком смысле этого слова. Это — лейтмотив произведений Фейхтвангера. Так, еврей Зюсс проводит политику, полезную с некоторой объективно-исторической точки зрения, однако терпит поражение (в первую очередь, внутреннее), потому что позволяет себе действовать недозволенными средствами: не убеждающим словом, а огнем и мечом.

Фейхтвангеровская интеллигенция постоянно испытывается на «достойность» своей высокой миссии. Фейхтвангер строг и непримирим к своим героям. Ни еврей Зюсс, ни Иосиф Флавий, ни Оппенгеймы не могут полностью выдержать испытания. Иосиф Флавий, предавая свой народ во имя всемирного благополучия, умирает на ничейной земле, потеряв родину и не обретя всего мира. Оппенгеймы виновны уже в том, что, несмотря на существование на немецкой земле их и им подобных, фашизм все же смог осуществиться. Иначе обстоит дело, пожалуй, только в «Испанской балладе». Слова: «Нам положено трудиться, но нам не дано завершать труды наши» (эпиграф к третьей части «Семьи Оппенгейм»), соотнесенные с этим произведением, приобретают особый смысл. Иегуда Ибн Эзра и его дочь Ракель погибают, не успев закончить своего дела, но миссия их уже выполнена: они заронили свои идеи в сознание оставшихся в живых, и те продолжают их начинания. Иегуда, в отличие от Иосифа Флавия, уже в начале книги возвращается на родину и к вере предков, чтобы нести свое слово, опираясь на их многовековую мудрость.

Пережитая человечеством трагедия во многом меняет систему представлений Фейхтвангера. После войны он пишет только историческую прозу. Тематика большей части его произведений так или иначе связана с Великой французской революцией, что, по-видимому, отнюдь не случайно. Пытаясь осмыслить пережитые чудовищные события, те немецкие писатели, которые видели в фашизме «диктатуру Хама», часто считали началом всех бед именно этот момент истории. Фейхтвангеру очень важно рассмотреть эту позицию и доказать ее ошибочность. Французская революция привлекает его внимание как «великое насилие», т. е. явление, которое в прежней системе его представлений оценивалось отрицательно. И в послевоенных романах, и в пьесе «Вдова Капет» Фейхтвангер приходит к выводу, что, несмотря на сложности, издержки, ошибки, историческая правда все же на стороне повстанцев. Эта точка зрения для него принципиально нова.

Это интересно:   К 240-летию русского поэта, переводчика и писателя Николая Гнедича

Большинство произведений Фейхтвангера выпущено в свет амстердамским издательством «Кверидо». Все они быстро переводились на многие языки. В Советском Союзе имя Фейхтвангера было хорошо известно уже в 30-е гг. Его книги вызывали массу споров, как устных, так и в печати. Все его произведения имеют очень большой успех.

В. М. Белоусова

Памятные книжные даты. М., 1984.

ПОДЕЛИТЕСЬ ЗАПИСЬЮ