125 лет со дня рождения советского актера Петра Константинова

6-го января исполняется 125 лет со дня рождения советского актера Петра Александровича Константинова (1899-1973). К этой дате публикуем статью о жизни и творчестве замечательного советского актера. 

В 1921 году Петр Александрович Константинов окончил Московское Филармоническое училище. Его первыми наставниками были актеры и режиссеры Малого театра. С 1923 по 1932 год он работал сначала в Москве (Замоскворецкий. театр, Первый гос. театр для детей), а потом — в Брянске, Бежецке, Курске, Орле, Т вери, Горьком. На провинциальной сцене определилась склонность актера к комедийным ролям (Счастливцев — «Лес», Шмага — «Без вины виноватые», Курослепов — «Горячее сердце» А. Островского, Швандя — «Любовь Яровая» К. Тренева).

С 1934 по 1958 год Константинов — в Центральном театре Советской Армии. Здесь он сыграл Перчихина («Мещане» М. Горького), Кудрова («Сталинградцы» Ю. Чепурина), Альберто Стильяно («Моя семья» Э. де Филиппо).

В 1958 году народный артист СССР П. А. Константинов вступил в труппу Малого театра, где сыграл Пикалова («Любовь Яровая» К. Тренева), Егорова («Коллеги» по В. Аксенову), Прозорова («Палата» С. Алешина) и др.

…Константинов, бесспорно, актер характерный, но несколько особого склада. Характерность для него всегда следствие, а не путь к раскрытию образа. Константинов очень бережно подходит к каждой роли и, начиная работу, никогда не пытается заранее предрешать результат. Он идет к результату постепенно, исходя вначале только из логики действий своего героя, а не из его качеств, идет вначале от себя в предлагаемых обстоятельствах, а не от образа.

Он осторожно пробует самые различные ключи к роли. И лишь тогда, когда все написанное автором до конца понято, логика действий освоена, актер овладевает «зерном» роли, а отсюда и ее характерностью.

Это интересно:   90 лет драматургу Михаилу Рощину

«Амплуа» Константинова определилось еще в самом начале его творческого пути: сначала «простак», потом «комик-простак». Но роли, которые играл он в первых пьесах советских драматургов, раздвигавшие привычные рамки традиционных амплуа и поневоле заставлявшие молодого актера искать средства выражения в самой действительности, послужили преддверием к теме, которая впоследствии стала для него ведущей, — теме простого скромного советского человека, героя из народа. Константинов принадлежит к числу актеров, по-настоящему раскрывшихся на советском репертуаре…

Говоря о своей работе над ролями, Константинов любит приводить отрывок из статьи Н. Вирты о генерале Чуйкове, герое Сталинграда: «Он… едет в родное село, в колхоз, названный его именем, в родной дом. Он берет в руки косу, если приезжает в пору сенокоса. .. или становится за плуг, если колхозники пашут свои поля. Он снимает генеральский мундир с множеством орденов, и ничто не отличает этого человека от прочих, что работают в поле рядом с ним.

Если мне скажут: «Но ведь он же совершенно необыкновенный человек», — я отвечу: Да, но таких, как Василий Чуйков, у нас много, их тысячи».

Создать образ вот такого «необыкновенного обыкновенного человека» — задача, которая волнует каждого советского актера. Образ героя из народа, «необыкновенного обыкновенного человека», и есть центральная тема всего творчества Константинова…

Из ст.: М. Туровская. Мастер реалистического портрета. — «Театр», 1950, № 6.

П. А. Константинов — Пикалов.«Любовь Яровая»

…Пройдя большой и сложный путь, Константинов вновь встретился с театром, мастера которого были его первыми учителями в искусстве, — он стал артистом Малого театра. Может быть, репертуар складывался здесь не всегда очень удачно для Константинова, и ему часто приходилось выступать в ролях, где его талант и мастерство были направлены на то, чтобы «дотянуты» образ до уровня художественности, а может быть, режиссура мало заботилась о том, чтобы по-новому раскрыть возможности актера, только на сцене Малого театра больших творческих удач и открытий у Константинова оказалось меньше, чем можно было ожидать. Но открытия все-таки были.

Это интересно:   Хроника советской театральной жизни 100 лет назад (февраль 1924 года)

Это прежде всего солдат Пикалов («Любовь Яровая»), в котором жила огромная тоска по деревенскому труду, поразительное непонимание происходящего и очень искреннее желание разобраться во всем.

Душа константиновского героя была чиста, как душа ребенка, его ум не обременял груз сомнений, но в нем была интуитивная тяга к таким людям, как Швандя и Кошкин, к которым он в конце концов и приходил, потому что чувствовал: их правда — это его правда…

И, наконец, еще одна крупная работа Константинова в Малом театре — Прозоров в «Палате» С. Алешина.

Актер не торопится разоблачать своего героя, его Прозоров поначалу казался просто брюзгой, и мы относились к нему с юмором совсем незлым. Но постепенно Константинов раскрывает в Прозорове прозоровщину, явление общественное, с которым необходимо бороться, и бороться беспощадно.

В центральной сцене с писателем Новиковым, к которой актер последовательно подводит нас через массу мелких, на первый взгляд незначительных, но тщательно отобранных подробностей, его Прозоров раскрывается во всей своей страшной сущности.

У этого героя Константинова холодные глаза, в них — ненависть к таким людям, как Новиков, он выбирает самое больное место в сердце человека, чтобы ударить именно туда. В откровенном разговоре с глазу на глаз он не стесняется в выражениях и открыто излагает свои жизненные принципы. Он страшен и своими методами расправы с людьми, и своей живучестью.

Образ Прозорова — это создание большого художника-гражданина.

Из ст.: В. Рыжова. Потому — и народный. — «Театральная жизнь», 1967, № 10.

Театральный календарь на 1974 год. М., 1973. 

ПОДЕЛИТЕСЬ ЗАПИСЬЮ