190 лет со дня рождения немецкого зоолога Августа Вейсмана

17-го января 2024-го года отмечается 190 лет со дня рождения выдающегося немецкого ученого-зоолога Августа Вейсмана (1834-1914). Август Вейсман родился во Франкфурте-на-Майне 17 января 1834 года. К этой дате публикуем статью о выдающимся немецком ученом. 

Ранние зоологические работы Вейсмана посвящены эмбриологии насекомых, в частности, его первая книга «Развитие двукрылых» (1864), за ней последовали: «К естественной истории дафноид» (1876—1879) и «Происхождение половых клеток у гидромедуз» (1883). Когда Вейсман стал терять зрение, ему пришлось оставить работу с микроскопом, и после 1884 г. он занимался преимущественно теоретическими проблемами.

Его теории, выдвигаемые в докладах и опубликованные сперва в виде брошюр («О наследственности», 1883; «Непрерывность зародышевой плазмы как основа теории наследственности», 1885; «Значение полового размножения для теории отбора», 1886), были затем собраны в книге «Очерки наследственности и родственных биологических проблем» (1892, англ, перевод, 1889— 1892). Среди его работ «Исследования в области теории происхождения» (1875—1876), которая в английском переводе вышла (1882) с предисловием Ч. Дарвина; «Зародышевая плазма. Теория наследственности» (1892, англ, пер., 1883). «Лекции по эволюционной теории» (т. 1—2, 1902) подвели итог научных исследований; 1-й том дважды выходил по-русски (1905—1918).

Начиная с 1868 г. Вейсман постоянно обращался к общим вопросам эволюционного учения, заявив себя решительным защитником дарвинизма. Однако противником широко принятого тогда принципа наследования приобретенных признаков (которому Дарвин отводил все большую роль в поздних произведениях) Вейсман стал значительно позднее. Впервые в брошюре «О наследственности» он выступил с утверждением, что доказательств—посредством наблюдений или эксперимента— этого принципа не существует и на веру его принимать не следует. Чтобы обосновать свои убеждения, Вейсман поставил. опыты: мышам из поколения в поколение отрезали хвосты, но «бесхвостость» не стала унаследованной. Первые итоги, на пяти поколениях мышей, он доложил в 1888 г.; окончательные, на 22 поколениях, подведены в т. 2 «Лекций…». С нашей нынешней позиции, опыты были поставлены не вполне корректно, однако важен не конкретный результат, а постановка вопроса о необходимости экспериментальной проверки принципа.

Это интересно:   Как сказать "92" на разных языках - интересные сопоставления

Попытки Вейсмана опровергнуть общепринятое представление о наследовании приобретенных признаков и объяснить все эволюционные изменения форм и функций естественным отбором вызвали ряд публичных диспутов. Знаменитый афоризм Г. Спенсера «Либо была наследственность приобретенных свойств, либо вовсе не было эволюции» родился (1893) в ходе его диспута с Вейсманом на страницах «Contemporary Review». Русской публике этот диспут был представлен М. М. Филипповым, который в приложении к журналу «Научное обозрение» дал под общим заглавием «Вейсман и Спенсер. Естественный подбор» (Спб., 1894) полный перевод статьи Спенсера «Недостаточность естественного подбора», сокращенный—-брошюры Вейсмана «Всемогущество естественного подбора» и «Ответ Вейсману» Спенсера.

Принцип наследования приобретенных свойств получил в нашей стране широкое признание с развитием генетики, т. е. в советское время. Позже Т. Д. Лысенко и И. И. Презент, добивавшиеся монопольного положения в биологии, ввели на известное время уничижительное слово «вейсманизм» для обозначения научной генетики, которую они пытались представить как несовместимую с материалистической диалектикой. С восстановлением прав гражданства генетики полное отрицание значения вклада Вейсмана в биологию сменилось безоговорочным его принятием; в настоящее время вырабатывается более уравновешенная оценка. Вейсман полностью отрицал наследование приобретенных признаков, считая «естественный подбор выгодных наследственных вариаций не только главным, но и единственным фактором эволюции» (А. Н. Северцов. Морфологические закономерности эволюции. М.; Л., 1939). С этой позиции представляется невозможным, например, такой процесс, в котором большинство эволюционных новшеств начинаются с изменений в экологии, поведении и индивидуальном развитии, а роль естественного отбора заключается главным образом в улучшении таких изменений. В настоящее время му-тационно-селекционистская схема, идущая от Вейсмана, вызывает серьезную критику и отвергнута большинством исследователей.

В научном наследии Вейсмана две его мысли занимают важное место. Он предположил, что эволюционный смысл оплодотворения и мейоза заключается в том, что они подставляют изменчивость индивидов под действие естественного отбора. А немногим позже он выдвинул другое предположение: наследственный материал, зародышевая плазма непрерывна в чреде поколений, и поэтому потенциально бессмертна.

Это интересно:   190 лет со дня рождения выдающегося русского ученого Дмитрия Менделеева

Эти два предсказания Вейсмана опередили свое время, но справедливость обоих была подтверждена.

В. Бабков

Памятные книжные даты. М., 1984. 

ПОДЕЛИТЕСЬ ЗАПИСЬЮ