100 лет узбекской советской артистки балета Галии Измайловой

12 февраля исполняется 100 лет узбекской советской артистки балета Галии Баязитовны Измайловой (1923-2010). Выдающейся представительнице советской и узбекской культуры посвящена настоящая статья, написанная в 1973-м году к 50-летнему юбилею артистки. 

 

Народная артистка СССР Галия Измайлова— популярная исполнительница танцев народов Востока. Ее искусство заслужило признание в Индии и США, Бирме и Румынии, Франции и Ливане, Англии и Германии.

У себя на родине, в Узбекистане, Г. Измайлова не менее известна как солистка балета и балетмейстер. С 1941 года она работает в Узбекском академическом театре оперы и балета им. Алишера Навои, где исполняет ведущие партии в национальном и классическом балетном репертуаре, ставит спектакли (среди них — «Штраусиана», «Шехеразада», «Болеро», «Мечта» Акбарова и др.).

Солистка балета Узбекского академического театра оперы и балета им. Алишера Навои Саида Хакимова о Галие Измайловой «Галочка, прошу на сцену», — взывает по радио «вечный» дядя Яша, и уж кто-то из молодых артистов стремглав бежит за кулисы, чтобы снова и снова увидеть ее в «арабском», «сиамском» или в «Корсаре»…

На сцене Галия Измайлова всегда упоена танцем, музыкой. Могущество первой балерины Узбекистана не знает границ. Ее руки — это колдовской орнамент — от сильных чеканных взмахов обнаженного клинка до мерцающего трепета крыльев бабочки.

Ее концертные номера — законченные хореографические портреты со своей внутренней драматургией, со своей «изюминкой». Это потому, что Галия Измайлова часто и автор своих концертных программ.

Измайловой подвластны тайны души Жизели и Заремы, романтическая взволнованность Лебедя, пластика танцевальных диалектов Востока. Но она не только блестящая исполнительница, в последние годы Галия Измайлова успешно выступает как балетмейстер. Ею поставлены «Половецкие пляски», «Кашмирская легенда», одноактные балеты: «Шехеразада», «Штраусиана», «Болеро» и бесчисленные танцы.

Это интересно:   140 лет со дня рождения русского актера Александра Мгеброва

Широкий диапазон таланта, помноженный на зрелую отточенность мастерства, сулит новые открытия, новые хореографические шедевры. И потому по первому зову дяди Яши мы устремляемся за кулисы, чтобы насладиться волшебным миром танца Галии Измайловой.

«Театр», 1967, № 6.

Галия Измайлова исполняет узбекский танец "Занг"
Галия Измайлова исполняет узбекский танец «Занг»

…Во время нынешних гастролей москвичи аплодировали не только исполнительскому мастерству замечательной балерины, но и большому разнообразию ее балетмейстерских работ и поисков — от танцевального акта оперы «Дилором» и одноактных балетов «Болеро» и «Лейли и Меджнун» до нового многоактного балета «Амулет любви».

«Амулет любви» на музыку М. Ашрафи посвящен памяти Джавахарлала Неру — большого друга узбекского народа. Либретто балета написано по мотивам пьесы индийского драматурга Б. Гарги и повествует о любви индийской девушки и юноши из Бухары. В «Амулете любви» Г. Измайлова продолжила хореографическую тему творческого освоения танцевальной пластики культур, родственных узбекской культуре, столь успешно начатую ею при постановке танцевального дивертисмента в опере «Дилором». Ставя там танцы арабской, индийской, согдийской красавиц, Г. Измайлова сумела сохранить и подчеркнуть национальные черты, присущие пластике этого народа, и в то же время тактично вплести их в ярко национальную ткань узбекской оперы. Танец индийской красавицы, не только поставленный, но и исполненный Г. Измайловой, особенно выделялся удивительным проникновением в сущность индийского танцевального стиля, легкостью и точностью исполнения. Своеобразной балетмейстерской трибуной Г. Измайловой оказалась показанная театром программа «Одноактные балеты», где, помимо интересной постановки А. Муминова «Франческа да Римини» на музыку Чайковского, было три работы Г. Измайловой: «Лейли и Меджнун» на музыку И. Акбарова, «Болеро» на музыку М. Равеля и уже упоминавшийся дивертисмент из оперы М. Ашрафи «Дилором». От чисто национальной восточной красочности дивертисмента красавиц из «Дилором», через сдержанную, безупречную и строгую по очертаниям национальную же, но на сей раз испанскую пластику «Болеро» к попытке ввести в чисто национальную по теме ткань балета элементы, присущие европейскому классическому стилю, — вот путь балетмейстера к «Лейли и Меджнуну», в миниатюре повторяющий путь развития самого узбекского балета.

Это интересно:   125 лет советскому актеру пантомимы Александру Румневу

Бессмертная восточная легенда о любви Лейли и Меджнуна рассказана балетмейстером очень экспрессивно и динамично. Драматургическая основа балета — мгновенно вспыхнувшая страсть — определяет стремительность и малодетальность действия. Крупным планом — герои, их любовь, их трагедия. Остальное — второстепенно и поэтому тактично приглушено балетмейстерским решением. Центральное событие балета — встреча Лейли и Меджнуна в пустыне — построено по схеме классического па-де-де. Снова характерная для узбекского балета органичность слияния классики и национальной пластики. Лишь венчающее встречу фуэте Лейли, логически оправданное эмоциональной кульминацией любви и отчаяния, контрастно по стилю со сценой, следующей непосредственно за ним. Это эпизод похищения. Своей чисто национальной, почти бытовой пластикой он превращает традиционную символику фуэте в абстракцию…

Из ст.: Е. Гришина. Ташкент — город балетный. «Театр», 1969, № 12.

Лит.: Л. Авдеева. Танцевальное искусство Узбекистана. Ташкент, 1960.

Театральный календарь на 1973 год. Л., 1972.

ПОДЕЛИТЕСЬ ЗАПИСЬЮ