“Старожилы Унтиловска” – статья о спектакле Нового театра в Советской России (12 июля 1983 г.)

2

Эта статья из уже далекого от нас 1983-го года в одной из самых популярных газет того времени “Советская Россия” о спектакле Нового театра “Унтиловск”. Эта газета была бережно сохранена артистом Нового театра Александром Абрамовичем Курским. К сожалению, большинство советских газет не оцифровано, и если бы не архив Александра Абрамовича, то найти эту статью было бы невозможно. 

Советская Россия № 159 (8210) за 12 июля 1983 года
Советская Россия № 159 (8210) за 12 июля 1983 года

В последнее время театры все с большим вниманием обращаются к сложной, многогранной драматургии Леонида Леонова. В ней сконцентрировалась и отразилась долгая история Советской страны, представленная автором сквозь призму человеческого характера. Одна из главных задач, которую ставит Леонов в своей драматургии,— это осмысление человеком окружающей жизни, осмысление себя в жизни.

Московский Новый драматический театр поставил первую пьесу Леонида Леонова — «Унтиловск», написанную в 1928 году. Ее сценическая история небогата. Через три года после появления «Унтиловск» был поставлен в Московском Художественном театре под руководством К. С. Станиславского.

Пресса, отмечавшая прекрасную игру актеров и режиссерскую работу, единодушно (исключая П. Маркова) признавала «сомнительность» художественных достоинств пьесы. А. Луначарский писал, что «Унтиловск» — «шаг назад» по сравнению с «Бронепоездом 14-69» Вс. Иванова. Общепризнанного успеха не было. Но вера Станиславского в Леонова, в спектакль оставалась. Он после премьеры всячески подбадривал и утешал за кулисами огорченных актеров и автора.

Станиславский был одним из первых, кто по достоинству оценил самобытность и оригинальность драматургии Леонова, увидев в ней «леоновское». Он был первым, кто боролся за постановку пьесы. Не без его помощи автор перерабатывал для театра текст, устраняя некоторую расплывчатость сцен, и предлагал новый, более сценичный вариант.

Прозаик Леонид Леонов пришел в драматургию в середине двадцатых годов, когда тема революции являлась особенно современной и актуальной. В своем, «леоновском», ключе решает он ее в пьесе «Унтиловск». Автор детально исследует человеческие судьбы тех обыкновенных людей, которые не были в передовых рядах создателей революции, не были героическими участниками этого великого социального переворота, а оказались лишь его сторонними свидетелями. Революция свершилась помимо их желания и стремления. Леонов рассматривает героев в момент осознания, осмысления происходящего. Одних новая жизнь страшит, пугает, другие от нее открещиваются и продолжают жить для себя, «по старинке», третьи ее приветствуют и стараются стать ей полезными… Люди сложных человеческих характеров. Такие, как Буслов, как Васка. Сильные не только человеческим духом, но и верой в новую жизнь, верой в работу. Верой в то, что не только страна, но и Унтиловск, затерянный в безбрежных снегах России, скоро зацветет, зазеленеет, засверкает миллионами солнц.

МХАТу с его неизменной позицией раскрытия «жизни человеческого духа» в спектакле была близка и дорога пьеса Леонова. «Мало показать на сцене революцию через толпы народа, идущие с флагами,— говорил Станиславский,— надо показать революцию через душу человека».

В подходе к драматургии Леонова Новый драматический театр достойно принимает эстафету у Художественного театра. Он также бережно относится к авторскому слову, стараясь раскрыть во всей полноте авторскую позицию, раскрыть в пьесе «леоновское», но по-своему, с позиций театра и жизни 80-х годов. Именно поэтому для режиссера-постановщика С. Враговой становится главным в спектакле драма человека, живая душа леоновской «человечинки с калечинкой»…

…Ветер холодом над нами, Облегает сердце лед…
За высокими горами
Солнце красное живет…

Незатейливая и грустная, мелодия песни не раз возникает в спектакле. Она объединяет его героев, тоскующих по чему-то прекрасному, чего нет у них в жизни. Лишь живой человек может мечтать. А они — все живые, жители Унтиловска!

Старожила Унтиловска - статья в Советской России
Старожила Унтиловска – статья в Советской России

«И еще клянись нам — никогда не заболеть напрасною мечтою…» — напутствует бывший поп Виктор Буслов (Б. Гусаков) Илью Редкозубова (В. Донцов). Напрасная мечта опасна. Она губительна. Она лишает человека деятельности, лишает жизни. Это Буслов испытал на себе. Он еле оправился от ее яда. Он человек с необыкновенно сильным характером, здоровой натурой. Много унтиловского времени потребовалось, чтобы крепкий организм Буслова сумел побороть эту болезнь.

…Далекий маленький городок, заметенный снегами, предстает на сцене как мрачное, темное пространство (художник О. Шейнцис). Ближе к авансцене условно выполнено жилище героев—устойчивая деревянная стена-шкаф с облетевшей от времени краской, с чернеющими щелями, окошком с выбитыми стеклами. Прочно стоит массивная деревянная мебель. Здесь за праздничным столом сдвигают не бокалы, а железные кружки…

В глубине сцены — мир иной. Созданный воображением. Искривленный, покосившийся. Но необычайно красивый.

…Черные стены старого особняка вот-вот упадут. Тусклый свет свечей в богатых подсвечниках отражается в огромном окне, на темной поверхности фортепиано. И ослепительно белыми кажутся цветы, распустившиеся в старинных вазах…

Буслов прозрачный занавес в глубине сцены, скроет от нас перекошенное видение старого замка. Ушла мечта — и нет больше видений. И нечем больше жить друзьям Буслова. Их не успокоит работа. Ничего у них не осталось. Даже надежды.

А пока живут они в своих иллюзорных мирах Действительность городка занимает их постольку, поскольку они живут в Унтиловске, где уже установилась Советская власть. Таскает еду из «потребиловки» заведующий Илья Редкозубов, мо- рит клопов и уничтожает тараканов бывший химик, неудачник Павел Черваков (А. Курский), сосланный в Унтиловск по ошибке, отеп Иона (Я Якобсон) как повинность отрабатывает службы, приколов на груди к рясе алый бант. Алый бант горит у него и на нижней рубахе, на случай, если кто будет подглядывать в его комнаты. Никто из них не занимается любимым делом, им непонятна радость работы, как Буслову. «Работать надо, работать»,— твердит он.

Сергей Манюкин (П. Коробов), в прошлом из дворян, живет воспоминаниями. С каким азартом, восторгом рассказывает он свои «байки». И чем больше входит «в раж» Манюкин, чем ярче загораются его глаза от рассказов, тем заметнее становятся огромная заплата на локтях его единственного френча, бессмысленность существования и его одиночество.

Несбыточной мечтой для отца Ионы и его жены (М. Николаева) становится желание выдать дочерей замуж. «Хоть за себя бери»,— переживает Иона. Страдают в поисках мужей его дочки Агнички — первая (Г. Жаркова) и вторая (Н. Лискова). Жизнь уходит, молодость уходит. Дни в Унтиловске для них тянутся унылые, однообразные, похожие один на другой. Совсем обледенели от унтиловского холода их девичьи сердца. А забота одна — замуж выйти! Ну, прямо гоголевские Агафьи Тихоновны, только побоевитей, с характерами! И все равно не везет.

Несбыточной мечтой для Ильи Редкозубова и Павла Червакова становится любовь Раисы (С. Пелиховская), бывшей жены Буслова. Жаркие страны, где в изобилии растут лимоны, предлагает Раисе Илья. Безбрежье унтиловских снегов, тишину и покой сулит за любовь Раисы Павел. Но уезжает Раиса, Раисочка, уезжает из Унтиловска женщина, ранее похожая на прекрасную скрипку Амати, опустошенная уезжает, пустоту с собой увозя… Покинув когда-то Буслова, она жила верой в его прежнюю любовь. Но перегорело чувство Буслова. Он устал от ожидания, от бесплодных мечтаний, устал с ними бороться. Устал любить «заочно», когда рядом есть ядреная унти-ловская солдатка Васка (Л. Корюшкина), веселая, общительная, верная и преданная. Рушится иллюзия. Сознание проясняется, и мечта, казавшаяся ранее возможной, превращается в пустоцвет. И ее уже нельзя достать, как единственную звездочку, горящую над Унтиловском.

Валит с ног горе Илью. Не в состояний плакать, он задыхается от сильных рыданий. Раздавлен и смят Черваков, хотя он находит силы посмеяться над собой. Его нервный смех переходит в истерику: слишком большая была поставлена ставка — и проиграна. Чем им жить дальше? Новой иллюзией? Вновь придумать мечту и поверить в нее? Напрасная мечта сжигает человека, отвлекает от дела. Его и не хватает сторожилам далекого Унтиловска. Человек без насущного дела жить не может. Об этом напоминает зрителям спектакль Нового драматического театра.

О. ПОЛОЗКОВА.

 

(Visited 18 times, 1 visits today)

Посмотрите еще...