УНТИЛОВСК – о спектакле Московского нового драматического театра (статья)

2

Эта заметка из архива актера Александра Абрамовича Курского. Большое спасибо Александру Абрамовичу за бережное сохранение ценных и важных документов по истории Нового театра. Дата и название издания, где была опубликована заметка неизвестны. Скорее всего это один из белорусских городов, где гастролировал Новый театр в 1980-е годы. 

Унтиловск - статья в газете
Унтиловск – статья в газете

Ровесник нашего века, лауреат Ленинской премии Леонид Максимович Леонов написал эту пьесу почти 60 лет тому назад. Более двух лет мастера художественного театра работали тогда с молодым автором, а выпускал спектакль сам Константин Сергеевич Станиславский. Уж очень необычной для начала 20-х годов оказалась эта пьеса. Появились уже такие шедевры революционной драматургии, как «Бронепоезд 14—69» В. Иванова, «Любовь Яровая» К. Тренева, в которых были отражены реальные классовые битвы недавно отгремевшей гражданской войны. И вдруг пьеса, где идея исторической неизбежности победы новой советской действительности над старым обветшалым укладом жизни выступает не как обнаженная тенденция, а раскрывается в результате проникновения в глубины человеческой психики в результате сложнейших конфликтов и столкновений людей, где каждый герой имеет свое, глубокоиндивидуальное мировосприятие.

Леонов поселяет в глухом Унтиловске, где-то на завьюженной северной окраине нашей страны, своеобразную, слегка гиперболизированную «коллекцию» воинствующих мещан и обывателей, блудливых краснобаев, бездуховных прожигателей жизни и юродствующих интеллектуальных кривляк. Им противостоит советская ново, врывающаяся в спектакль звонкой комсомольской песней, жизнерадостностью, оптимизмом, одних смертельно пугая, других радуя и обнадеживая. Молодой драматург скрупулезно анатомирует внутренний мир каждого «унтиловца», сопоставляет все его мысли, действия, поступки с теми новыми морально-этическими идеалами, порожденными возникновением первого в мире Советского государства.

Весной 1921 года Ленин писал, что в строительство социализма будет вовлечено много «людей, которые воспитаны капитализмом, им испорчены, развращены» и что новый общественный строй должен возникнуть на тех огромных пространствах России, где пока «царит патриархальщина, обломовщина, полудикость». Леонов сталкивал это захолустное царство «обломовщины и полу-дикости» с новым социальным укладом жизни и в первой пьесе уже фактически утверждал основной вывод советской эстетической мысли, что личная драма человека в искусстве наиболее полно раскрывается как драма социальная. Пьеса «Унтиловск» знаменовала собой начало советского психологического театра, законного наследника лучших реалистических традиций русской литературы и искусства.

Можно по-доброму позавидовать постановщику спектакля Светлане Александровне Враговой, которой выпала счастливая возможность в процессе работы над спектаклем лично встречаться с Леонидом Максимовичем, излагать ему свою сценическую версию пьесы. Ей удалось создать острый, очень динамичный, современный спектакль, ни в чем не отступив от текста пьесы, ничего не облегчая, ничего не упрощая. Наоборот, именно влюбленность в пьесу, в сложность и своеобразие леоновского почерка раскрепостили ее режиссерское воображение, и все, что ею привнесено в сценическую ткань спектакля, корнями своими уходит в глубины творчества самого Леонова.

Главные действующие лица пьесы — это люди, сосланные в Унтиловск еще в царские времена. Затем здесь появились люди, оказавшие противодействие Советской власти — после Октябрьской революции прошло всего семь лет, из которых добрых четыре года падает на время гражданской войны. Коренных жителей Унтиловска в пьесе немного — это семейство местного священника, состоящее из двух изрядно перезрелых девиц, агрессивной и чадолюбивой попадьи (арт. Л. Николаева) и главы семейства — хитроумного, блудливого и похотливого отца Ионы, которого с подлинным блеском играет артист Я. Якобсон, нечистый на руку местный кооператор Редкозубое (арт. В. Донцов), пышнотелая молодая солдатка, ловкая самогонщица (арт. Л. Корюшкина). При всей важности этих лиц для пьесы в целом, они действуют на периферии сюжета и не столько определяют, сколько катализируют основные события пьесы. Образы ссыльных далеко неравнозначны: трагикомический осколок белой офицерщины Сергей Манякин (арт. М. Ремизов) да некто Апполос, безвольный, духовно опустошенный человечек (арт. В. Левашов).

Надо сказать, что при всей заостренности характеров и даже фарсовости отдельных ситуаций режиссер и актеры не « обличают» своих героев, а находят для них свою, глубоко субъективную правду, воплощая их на сцене по всем законам психологического театра.

Над всем этим конгломератом обитателей Унтиловска явно возвышаются четыре главных героя пьесы, судьба которых и конфликты между которыми выражают всю полноту идейной и художественной проблематики пьесы. Весь спектакль, как и пьесу, цементирует и превращает в цельное художественное единство широко разработанная тема любви — любви возвышенной и взаимной, любви поруганной и отвергнутой, любви гордой и жалкой, и даже низменной, пошлой, доведенной до элементарной животной страсти.

Все внимание зрителей от начала до конца спектакля приковано в основном к судьбе главного героя пьесы Виктора Григорьевича Буслова, натуры неординарной, воплощающей в себе лучшие черты русского интеллигента, на перепутье двух эпох не поступившегося ни своим человеческим достоинством, ни своей совестливостью. Вся психологическая коллизия пьесы завязана на его трагической любви к восторженной идеалистке Раисе Сергеевне, мечущейся в поисках идеала между циником и словоблудом Черваковым (арт. А. Курский) и фрондером Александром Гуговичем, увлекшим ее красивой позой и хлесткой революционной фразой (арт. И. Чуриков). Ушла Раиса из жизни Буслова, но он свято бережет свое чувство к ней. Живет, работает, чутко прислушивается к новой советской жизни. А рядом все эти шесть лет кривляется его друг и соперник Черваков, который успел опуститься, проникнуться злобой и ненавистью к Советской власти, не принимая и не понимая революционного обновления России. Он становится нравственным антиподом Буслова.

В труднейшей роли Буслова артист Н. Гусаков оттеняет его высокое чувство человеческого достоинства, душевного благородства, его огромный темперамент и сдержанную силу. Почти все сцены «взлета» и «падения» своего героя он играет с большим сценическим тактом, глубоко и значительно.

А каким должен быть образ женщины, от которой приходят в любовное исступление такие разные люди? Артистка Л. Новак лишает свою героиню всякого намека на демонизм — никакой печати «роковой» женщины. Наоборот, она подчеркивает в своей героине душевную деликатность, женственность, беззащитность. Ощущая недостаточную действенность роли, ее пассивно-страдательное существование в пьесе, режиссер вводит в спектакль ирреальный образ ее двойника. То и дело на фоне реального действия возникает поэтический образ женщины в белом. Это очень точная режиссерская находка, ибо по сути своей Раиса Сергеевна остается в сознании всех, с кем ее сводила судьба, как видение, как «напрасное мечтание», как сокрушение надежд.

Финал спектакля многозначителен. Буслов преодолевает свою горькую любовь и находит в себе силы для поиска дальнейшего смысла жизни —— «Работать надо! Протаять этот страшный снег». Отлично проводит эту сцену Гусаков, скупо, с огромным напряжением воли — воли к жизни, к делу, к пользе, к свету, к добру. Буслов уходит в весеннюю метель. Вот так финал ранней пьесы Леонова уже заключал в себе образ метели как символа революционного обновления России. Недаром слово «метель» стало впоследствии названием одной из лучших пьес Леонова, над которой он работал более 20 лет.

В спектакле нет набивших оскомину внешних постановочных «новаций». Все свое внимание режиссер сосредоточил на работе с актерами. Сам Леонов так персонифицировал идею пьесы: «Посрамление Червакова и возрождение Буслова». Именно через актеров режиссер раскрывает тему предательства и духовного распада людей, как только они становятся безучастны к судьбе своего народа, своей страны. И показывает, как может духовно возродиться человек на путях активного приобщения к новым высоким нравственным и моральным идеалам, порожденным новым, советским образом жизни. Именно в этом глубокий и современный смысл пьесы и спектакля.

С. КАЗИМИРОВСКИЙ,

заслуженный деятель искусств Белорусской ССР, лауреат Государственной премии БССР.

(Visited 25 times, 1 visits today)

Посмотрите еще...