22. Георгий Агеев “Период счастья” (Воспоминания о Викторе Монюкове)

4

Из сборника статей о Викторе Карловиче Монюкове «НА ТО И ПАМЯТЬ НАМ ДАНА» 

ОЛЕГ ШЕЙНЦИС «НАБРОСКИ»… Читать ранее 

Читать далее…  ЕЖИ ПШЕЗДЕЦКИЙ «ДВА СЛАВЯНИНА»

Георгий Агеев “Период счастья”

(глазами родных, близких, коллег)

В театр я стал ходить довольно рано. Видел множество спектаклей. Но особого следа в моей жизни они не оставили и страстной привязанно­сти к театру тогда я не ощущал. Ходил, потому что семья была театральная, потому что это было принято в нашем кругу. Даже за два года до окончания школы на вопрос Марии Осиповны Кнебель, с которой мы жили в одном подъезде, куда я буду поступать, я отвечал: «Еще не знаю, может быть в Иняз, но уж точно не в теат­ральный». А подвигли меня к поступлению в театральный институт сильнейшие впечатления, полученные в Школе-студии МХАТа на экзаменах и дипломных спектаклях двух выпусков Виктора Карло­вича Монюкова – 1975и 1979 годов.

Удивительно разные и яркие индивидуальности были на обоих курсах. Поражало, как умело и мудро Виктор Карлович собирал эту коллекцию. Да и сама атмосфера Школы-студии серьезно влияла. Ху­дожественный театр того времени уже не имел почти ничего общего со старым МХАТом, но Школа-студия, как Шевардинский редут, еще держалась, причем во многом она была тихо оппозиционна тому, что происходило в театре. Виктор Карлович беззаветно любил МХАТ, но не тот, современником которому был в 70-е годы. И кстати, в отличие от большинства, отрицательно оценивающих кедровский период руководства МХАТом, Кедрова он уважал, находя в его работе над спектаклем немало ценного.

Виктор Карлович многого не принимал в современной ему те­атральной жизни не потому, что считал себя выдающимся режис­сером, а потому, что обладал феноменальным даром театрального аналитика и трезво оценивал деятельность как подлинных, так и дутых театральных авторитетов. Он имел мужество не соглашаться с общим мнением, иметь собственную шкалу ценностей и следо­вать ей. Конечно же, он не был идиллической фигурой. Наряду с рыцарским служением театру, Школе-студии, обладая подлинной интеллигентностью и благородством, талантом завоевывать и об­вораживать людей, особенно женщин, он был и достаточно праг­матичным, виртуозно дипломатичным, а порой весьма жестким, даже мог показаться в чем-то циничным. И все это уживалось в одном человеке, как, собственно, происходит с нами со всеми, но зачастую без столь очевидных достоинств, которыми обладал Вик­тор Карлович.

Период создания Нового драматического театра был для него пе­риодом счастья. Увы, недолгого.

Я помню первые спектакли Нового драматического. Летом 1976 года театр целый месяц давал спектакли в филиале МХАТа на улице Москвина. Каждый вечер зал был переполнен. Реакция публики – сверхэ­моциональная, сплошные овации. Спектакль «Горсть песка» имел самый большой успех, великолепную прессу. Невозможно забыть подлинно мхатовскую атмосферу этого спектакля, его пронзительный психологизм, выдающиеся актерские работы Любови Новак, Бориса Гусакова, Игоря Кашинцева, Антонины Александровны Соколовой. Это был экстраординарный спектакль театра, подающего большие надежды, не претендующего на революционные открытия, а скорее призывающего: «Назад, к Станиславскому!» Я думаю, когда Виктор Карлович создавал Новый драматический театр, он не собирался ни эпатировать публику, ни открывать новое направление, ни обновлять театральный язык, а просто хотел делать то, что больше всего любил и ценил: традиционный психологический театр, ту самую «жизнь человеческого духа».

Конечно, он был в большей степени режиссером-педагогом, чем режиссером-постановщиком. Петельки-крючочки, причинно-следствен­ные связи и обоснования были для него важнее внешних эффектов. Я почти уверен, что спектакль «Старый дом» в постановке Виталия Ланского, преемника Виктора Карловича в Новом драматическом театре, удался не только благодаря счастливому случаю и игре заме­чательного актерского ансамбля, но и потому, что еще совсем недавно это был монюковский театр, память о том, как Мастер работал с актерами над ролями, была еще свежа.

Честно говоря, в Виктора Карловича я был просто влюблен. Два человека из круга друзей моих родителей личным примером оказали на меня решающее воздействие в выборе профессии, в причастности к искусству. Это были Виктор Карлович Монюков и Наталия Петровна Кончаловская. И даже за то, что, привив лю­бовь к театру, Виктор Карлович не пустил меня в артисты, я ему навсегда благодарен.

ОЛЕГ ШЕЙНЦИС «НАБРОСКИ»… Читать ранее 

Читать далее…  ЕЖИ ПШЕЗДЕЦКИЙ «ДВА СЛАВЯНИНА»

Из книги:

НА ТО И ПАМЯТЬ НАМ ДАНА…: сборник статей о театральном педагоге В.К. Монюкове. Владимир, 2008. Составители Надежда Васильева, Александр Курский. Под редакцией Бориса Михайловича Поюровского.

Сборник статей, посвященный выдающемуся театральному педагогу, режиссеру Виктору Варловичу Монюкову (1924-1984), составлен из воспоминаний учеников, коллег и людей, близко его знавших. Публикуются материалы, связанные с творческими командировками В.К. Монюкова в ФРГ, в Финляндию, в Чехословакию. Представлены некоторые его выступления и публикации. Книга сопровождается большим количеством фотографий.

Эта книга — признание в любви, долг памяти, взгляд в будущее.

Виктор Монюков - На то и память нам дана
Виктор Монюков – На то и память нам дана

Большая благодарность авторам сборника воспоминаний Александру Курскому и Надежде Васильевой за разрешение разместить на нашем сайте главы из этой замечательной книги, а также за всю оказанную ими помощь.

Из сборника статей о Викторе Карловиче Монюкове «НА ТО И ПАМЯТЬ НАМ ДАНА»

(Visited 57 times, 1 visits today)

Посмотрите еще...