9. Елена Куликова “Квартира на Чаплыгина” (Воспоминания о Викторе Монюкове)

5

Из сборника статей о Викторе Карловиче Монюкове «НА ТО И ПАМЯТЬ НАМ ДАНА» 

НАТАЛИЯ ТОЛКУНОВА «ПРАЗДНИК, КОТОРЫЙ ВСЕГДА СО МНОЙ»… Читать ранее 

Читать далее…  НАТЕЛЛА ТОДРИЯ «НЕЗАБЫВАЕМО»

Елена Куликова “Квартира на Чаплыгина”

(глазами родных, близких, коллег)

Виктор Карлович Монюков – красивый, умный, талантливый человек.

В семье сестер Монюковых он был старшим сыном, мужчиной в доме, опорой, безусловным авторитетом. Таким воспринимала его и я.

Когда Костя, двоюродный брат Виктора Карловича, решил на мне жениться, Александра Константиновна, мать Кости, и ее сестра Вера Константиновна, мать Виктора Карло­вича, сказали:

– Надо показать ее Виктору. Что скажет Виктор?

Виктор меня одобрил, и я стала жить с Костей и моей маленькой дочкой Олей (от первого брака) на улице Чаплыгина.

Вскоре у нас с Костей родился сын Алеша. Квартира была ком­мунальной, с богатой и интересной историей. Сменялись жильцы, менялась и атмосфера в доме.

Виктор Карлович был тогда женат на Наташе Антоновой, моло­дой талантливой актрисе Театра имени К.С.Станиславского. У них была гостеприимная и приветливая семья. Жили они в небольшой квартире в другом доме на этой же улице.

У них родился сын Андрюша, прелестный, белокурый, он был чудо как хорош.

Позже на Кутузовском проспекте их жизнь совместно с матерью Наташи стала весьма сложной. В последние годы жизни Виктор Карлович вернулся к своей маме в дом 1А на улице Чаплыгина. Там же жила и я со своими двумя детьми (у Кости в это время была уже другая семья). В квартире была еще одна семья: Зина и Женя Глик.

Виктора Карловича все любили, уважали, ценили его доброжела­тельность, готовность поддержать в трудную минуту.

В военные годы Виктор Карлович работал медбратом в госпита­лях; сказалось и влияние его тети Натальи Константиновны, которая была известным врачом офтальмологом, отсюда его медицинские познания.

Еще один брат Виктора Карловича – Андрей, сын Марии Констан­тиновны Монюковой, был талантливым патологоанатомом, хорошо известным в медицинских кругах. Андрей провожал брата Виктора в последний путь.

Виктор Карлович увлеченно лечил всех нас, делал перевязки и уколы, ставил горчичники и банки.

Меня он также научил делать уколы:

– Тебе это в жизни пригодится.

И он оказался прав.

Немногословное участие Виктора Карловича поддерживало меня в трудные моменты моей жизни.

– Проходи, садись.

Он подвигал ко мне большое и уютное кресло.

– Сейчас я тебе чайку заварю. А хочешь «монюковочки»?

«Монюковкой» называлась настойка, приготавливаемая Виктором

Карловичем по собственному «фирменному» рецепту на лечебных травах.

– А если ночью станет невмоготу, стукни в стенку, я встану, мы посидим, поговорим.

При возникновении в квартире чрезвычайных ситуаций Виктор Карлович выступал в защиту наших интересов. На официальных на­чальственных лиц он производил неотразимое впечатление.

Виктор Карлович ежедневно делал своей маме уколы. В то время у нас не было одноразовых шприцев. Шприц можно было купить в аптеке только по рецепту участкового врача. Этот шприц нужно было каждый раз кипятить. Однажды во время кипячения стеклянный цилиндрик шприца лопнул, и Виктор Карлович срочно отправился в аптеку. Там его направили к заведующей.

Виктор Карлович представился как профессор Монюков и объяс­нил в чем дело, обещая на следующий день принести рецепт, попро­сил разрешение на покупку шприца. На это заведующая возмущенно сказала:

– Вы врете, что вы профессор. Если бы были профессором, взяли бы шприц у себя в больнице, а не стали покупать его в аптеке.

На что Виктор Карлович спокойно ответил:

– Милая, профессора бывают разные.

Шприц ему продали. На следующий день Виктор Карлович при­нес рецепт. В аптеке был обеденный перерыв, проводилось совеща­ние. Когда Виктор Карлович отдал рецепт, заведующая с пафосом воскликнула:

– Есть же на свете честные люди!

Присутствие Виктора Карловича украшало и разнообразило нашу жизнь.

Утром на кухне:

– Что-то ты сегодня какая-то многоплановая: думаешь одно, дела­ешь другое, говоришь третье.

Встретив там же моих коллег по работе, преподавателей матема­тики в техническом ВУЗе:

– Рост, голос! Нечего пустяками заниматься, вам нужно на сце­ну.

С удовольствием и любовью устраивал Виктор Карлович «маль­чишники» для своего сына Андрюши и моего Алеши. Красиво накры­вал на стол, придумывал необыкновенные угощения, «фирменные» тартинки, легкое марочное вино.

Праздники мы всегда отмечали вместе. Виктор Карлович пригла­шал меня и моих детей, во главе стола сидела Вера Константиновна в инвалидном кресле. Были, конечно, и друзья Виктора Карловича. Если кто-нибудь приходил к нам в гости, звали и его к столу.

Виктор Карлович приглашал нас в Школу-студию на студенчес­кие экзамены, встречи с интересными людьми, позже – на спектакли Нового драматического театра.

Он был педагогом, как говорится, от Бога, мастером своего дела. Его бывшие ученики с благодарностью говорили о том, как много он им дал, многому научил в профессиональном плане. Пуб­ликовались его научные статьи и методические работы. Мне было интересно разговаривать с Виктором Карловичем на педагогические темы (я преподавала высшую математику), об абстрактном и образ­ном мышлении.

Виктор Карлович поставил несколько программ для чтецов. Заме­чательным чтецом был Валя Миронов. Он часто приходил для работы к Виктору Карловичу домой, навещал его маму. Громкий хохот раз­давался у них в комнате, это Валя и Виктор Карлович репетировали программу по поэме Н.В.Гоголя «Мертвые души». К сожалению, Валя Миронов рано ушел из жизни.

Иногда на прослушивание готовых программ в комнату Вик­тора Карловича приглашалась «публика», в том числе и жильцы квартиры. В конце всех просили высказать свое мнение. Виктор Карлович любил и превосходно сам читал стихи русских поэтов. Многое было записано им для радио.

Как-то Виктор Карлович записал на радио «Сороку-воровку» А.И.Герцена. Проходит время, а передача не идет. Встречает он сотруд­ницу, которая делала запись, и узнает, что передачу запретили.

– Понимаете, Герцен был диссидентом. Сейчас это может вызвать нежелательные ассоциации.

Последние годы жизни Виктора Карловича были очень трудными, учитывая тяжелую болезнь матери, за которой он самоотверженно ухаживал. День, как правило, начинался рано утром с занятия туа­летом матери, которая уже не вставала с постели. Затем он шел на рынок за продуктами, готовил еду. Ежедневные уколы и перевязки тоже делал сам. Бывали моменты – приходилось вставать и ночью, когда Вера Константиновна звала его звонком к себе.

В результате предательства некоторых бывших его студентов возникли большие и неприятные проблемы в Новом драматическом театре, который он оставил, сильно переживая.

Один из учеников Виктора Карловича вспоминал, что иногда в этот период он приходил на занятия в Школу-студию в тяжелом со­стоянии, садился на стул и… молчал, потом начинал читать стихи (а стихи он читал мастерски). Затем продолжались занятия.

В это тяжелое для Виктора Карловича время рядом с ним была Любочка Нефедова, его бывшая ученица, милая, доброжелатель­ная, деликатная. Он очень ценил ее умение разбираться в людях. У нас, жильцов квартиры, сложились очень хорошие отношения с ней.

Смерть Виктора Карловича в апреле 1984 года была ударом для многих знавших его людей, невосполнимой потерей. В течение не­ скольких дней люди все шли и шли в квартиру на улице Чаплыгина: его товарищи по работе, друзья, одноклассники, однокурсники, его студенты, ученики, знакомые. Вспоминали Виктора Карловича с благодарностью, восхищением, с сожалением о тяжелой утрате.

Он готовился отпраздновать свой 60-летний юбилей 21 мая, а получились похороны…

НАТАЛИЯ ТОЛКУНОВА «ПРАЗДНИК, КОТОРЫЙ ВСЕГДА СО МНОЙ»… Читать ранее 

Читать далее…  НАТЕЛЛА ТОДРИЯ «НЕЗАБЫВАЕМО»

Из книги:

НА ТО И ПАМЯТЬ НАМ ДАНА…: сборник статей о театральном педагоге В.К. Монюкове. Владимир, 2008. Составители Надежда Васильева, Александр Курский. Под редакцией Бориса Михайловича Поюровского.

Сборник статей, посвященный выдающемуся театральному педагогу, режиссеру Виктору Варловичу Монюкову (1924-1984), составлен из воспоминаний учеников, коллег и людей, близко его знавших. Публикуются материалы, связанные с творческими командировками В.К. Монюкова в ФРГ, в Финляндию, в Чехословакию. Представлены некоторые его выступления и публикации. Книга сопровождается большим количеством фотографий. 

Эта книга — признание в любви, долг памяти, взгляд в будущее. 

Виктор Монюков - На то и память нам дана
Виктор Монюков – На то и память нам дана

Большая благодарность авторам сборника воспоминаний Александру Курскому и Надежде Васильевой за разрешение разместить на нашем сайте главы из этой замечательной книги, а также за всю оказанную ими помощь.

Из сборника статей о Викторе Карловиче Монюкове «НА ТО И ПАМЯТЬ НАМ ДАНА»

(Visited 83 times, 1 visits today)

Посмотрите еще...