82. Любовь к лирике (Воспоминания о Викторе Монюкове)

1

Из сборника статей о Викторе Карловиче Монюкове «НА ТО И ПАМЯТЬ НАМ ДАНА» 

ДНИ РУССКОЙ КУЛЬТУРЫ В ГОРОДСКОМ ТЕАТРЕ… Читать ранее 

Читать далее…  ЛЕНИНГРАДСКИЙ РОМАНС

Любовь к лирике

(гастроли)

Русская версия в Камерном театре — вечер с Виктором Монюковым

<…>

Музыка в качестве вводной гармонии для слова, за столом сидят трое чтецов, а затем — самое ошеломляющее: никакого предисловия, никакого текста о смысле и цели утреннего спектакля, …нет, на последнем выдохе гармоничной музыки Чайковского кто-то там наверху поднимает голову и начинает говорить по-русски. Сначала он говорит как бы про себя, затем все громче, нараспев — Виктор Монюков декламирует Пушкина.

Конечно же то, что он будет это делать, стояло в программе. Но это начало без единого слова по-немецки в промежутках… маленький гениальный штрих воскресным утром. Потому что лучше нельзя было бы обозначить то, о чем дальше пошла речь: о том, чтобы внимать, даже если не понимаешь другого языка. О том, чтобы вникнуть в сущность, чему так часто мешают политические страсти. И подтверждение факта: поэты являются переводчиками.

* * *

Эти чтения смогли состояться, так как Виктор Монюков в настоящее время ставит спектакль в Саарбрюккене, и они стали предвестниками Российским театральным дням — необычный, приятный утренний спектакль, означающий немного больше, чем просто декламация стихотворений на двух языках. В региональном масштабе они послужили примером хорошего сотрудничества между Университетом и театром, так как только при содействии преподавателя русского языка (как с особой благодарностью к госпоже Халлат подчеркивал Хайнц Шлаге) до некоторой степени смогла осуществиться программа, о которой мечтал Монюков. (Многие из первоначально предложенных им текстов еще не переведены на немецкий язык.)

* * *

Итак, вначале — Пушкин, которого русские считают своим величайшим поэтом. И это, как кажется, совершенно без тени благоговения перед классиком. Так, один из его потомков, который декламировал в это воскресное утро Александра Блока, однажды сказал: «Наша память с детства хранит радостное имя: Пушкин. Это имя, это звучание наполняет многие дни нашей жизни…» («Избранные сочинения», издание Зуркамп).

Уже в этих выражениях кроется русский естественный восторг

перед стихотворениями. Поэтому немудрено, что Виктор Монюков большую часть текстов читал наизусть на мелодичном русском языке. И конечно же, он дал почувствовать их как литературу, которой он сопереживал. Режиссер в ранге чтеца. Порадовало и то, что, читая немецкий вариант стихотворений, выступил Эберхард Йохов, главный режиссер Саарбрюккенского театра.

«Анне Керн» — первое заглавие. Тема — любовь, разумеется, но сразу же за этим — другой вид основного тона русских: жизнь как осознание прощания… «Брожу ли я вдоль улиц шумных…» — это тоже Пушкин, «И где мне смерть пошлет судьбина?».

О смерти часто шла речь в лирических стихотворениях. При этом не приукрашивалось то, что относится к жизненным страстям: жажда славы… наслаждение… Из Александра Блока: «…Россия, твоя разбойничья краса…» (интервалы в чтении постоянно заполняла музыка Скрябина, Рахманинова в исполнении Вернера Вильке).

* * *

Затем речь зашла о судьбе Сергея Есенина. <…>

Долгое время его стихотворения были запрещены, они также высмеивались его коллегами по творческому цеху. И не в последнюю очередь Маяковским, поэтом, относящимся к поколению поэтов-революционеров. Какой же диссонанс должен был быть в душе, если именно Маяковский написал стихотворение на смерть Есенина; он же признался, что касается его поэтической техники: «Из размеров стихотворений я не знаю ни одного…», — и лирик должен ограничить себя тем, чтобы так разработать ритм как магнетизм или электричество.

Владимир Маяковский, который сам в 1930 году в возрасте 37 лет покончил с жизнью, потому что больше не мог справиться с самим собой и противоречиями бытия поэта при сталинском режиме.

Через Александра Твардовского и Константина Симонова программа довела до поколения певцов оттепели — до Евтушенко. Партизанская борьба… марксизм… и снова любовь.

Заключительный момент, который был нереалистичным только в той степени, чтобы не потребовать от гостя из Москвы ни одной строчки тех молодых поэтов, которые незадолго до этого были приговорены к тюремному заключению в Москве из-за своей критичной, но равно и насквозь социалистической позиции. В этой статье нельзя не поставить вопрос об их судьбе.

Для Виктора Монюкова и других действующих лиц спектакля прозвучали очень искренние аплодисменты.

Хайнц Мудрых «Saarbrücker Zeitung», 13 февраля 1968г.

ДНИ РУССКОЙ КУЛЬТУРЫ В ГОРОДСКОМ ТЕАТРЕ… Читать ранее 

Читать далее…  ЛЕНИНГРАДСКИЙ РОМАНС

Из книги:

НА ТО И ПАМЯТЬ НАМ ДАНА…: сборник статей о театральном педагоге В.К. Монюкове. Владимир, 2008. Составители Надежда Васильева, Александр Курский. Под редакцией Бориса Михайловича Поюровского.

Сборник статей, посвященный выдающемуся театральному педагогу, режиссеру Виктору Карловичу Монюкову (1924-1984), составлен из воспоминаний учеников, коллег и людей, близко его знавших. Публикуются материалы, связанные с творческими командировками В.К. Монюкова в ФРГ, в Финляндию, в Чехословакию. Представлены некоторые его выступления и публикации. Книга сопровождается большим количеством фотографий.

Эта книга — признание в любви, долг памяти, взгляд в будущее.

Виктор Монюков - На то и память нам дана

Виктор Монюков — На то и память нам дана

Большая благодарность авторам сборника воспоминаний Александру Курскому и Надежде Васильевой за разрешение разместить на нашем сайте главы из этой замечательной книги, а также за всю оказанную ими помощь.

Из сборника статей о Викторе Карловиче Монюкове «НА ТО И ПАМЯТЬ НАМ ДАНА»

(Visited 9 times, 1 visits today)


Посмотрите еще...