Ушел из жизни голос целой эпохи — Иосиф Кобзон

1

30 августа не стало кумира миллионов наших соотечественников, легендарного советского и российского эстрадного певца Иосифа Давыдовича Кобзона. Его удивительный голос — лирический баритон ясной окраски, а также благородный специфический тембр всегда были узнаваемы с самых первых звуков. Народный артист СССР не дожил всего несколько дней до дня рождения — в прошлом сентябре певец отметил 80-летний юбилей. В это невероятно трудно поверить, как трудно было бы поверить в то, что внезапно может прекратится земное тяготение…. Проблемы со здоровьем у Иосифа Давыдовича начались в начале 2000-х, а в 2004-м году у певца обнаружили онкологическое заболевание. Артист перенес несколько операций…. В середине этого лета артист, ввиду ухудшения здоровья, попал в больницу. Как то всегда бывает, и родственники певца, и многочисленные преданные поклонники искренне верили и надеялись, что все обойдется. Не обошлось.

Легендарный певец оставил после себя богатое наследие: его песни будет помнить и петь подрастающее поколение…. Есть такие люди, они как монументы. От начала до конца в них присутствует нечто величественное, солидность, не позволяющая сочинять легкие рассказы, играть роли в фарсовых комедиях, петь совсем уж глупые песенки. На советской и российской эстраде таким монументом был, конечно же, Иосиф Кобзон. Идеальными площадками для самого титулованного певца отечественной эстрады всегда были Колонный зал Дома Союзов и Кремлевский дворец. Сложно сказать, отчего именно, но они просто ему шли, как шли классические черные костюмы, песни Александры Пахмутовой или «Я прошу, хоть ненадолго…».

Этот человек с железным стержнем внутри исполнил такие песни, которые впоследствии вошли в золотой музыкальный фонд СССР, — «Мгновения», «Где-то далеко», «Я люблю тебя, жизнь» и другие. Что весьма примечательно, Иосиф Кобзон никогда не пел под фонограмму и всегда совестил коллег, обманывающих публику «липовым» исполнением. «Было бы здорово, если бы у нас, как в Китае, в Белоруссии, была введена уголовная ответственность за «фанеру», — говорил артист в одном из интервью — Чтобы певец знал, что за обман зрителя его заключат под стражу или подвергнут огромному штрафу».  Уже в 60-х годах Кобзон заслужено занял место рядом с другими мастерами сцены. Пусть его манера уступала в эмоциональности голосу Муслима Магомаева, пусть ему не хватало торжественности Льва Лещенко и простонародности Эдуарда Хиля, однако он нашел свою нишу и завоевал доверие своего слушателя.

Интересно, что свой возраст Кобзон не любил и не скрывал этого: «Только дураки говорят, что с годами пришли опыт, знания. Но лестницу, по которой ты не можешь взобраться, не обманешь! Я с радостью готов поменять свою мудрость на 20-летний возраст». Можно без тени лукавства сказать, что Иосиф Давыдович Кобзон представлял собой эпоху, эпоху уходящую и он был одним из последних ее представителей на эстраде.

(Visited 20 times, 1 visits today)


Посмотрите еще...