Ирина Алпатова «Венецианские грезы о Москве» (о спектакле «Один из последних вечеров карнавала») — 23.10.2003 г.

3

Ирина Алпатова

Венецианские грезы о Москве

спектакль — «Один из последних вечеров карнавала»

 Культура, 23 октября 2003 года

«Один из последних вечеров карнавала» Карло Гольдони в Новом драматическом театре. 

Едва отшумели страсти по поводу первой премьеры нового сезона, спектакля «Время рожать» в постановке Вячеслава Долгачева, как художественный руководитель Нового драматического тут же завлек зрителей на следующую. Но если в первом спектакле правила бал остросовременная и ультрамодная молодежная тематика, то «Один из последних вечеров карнавала» случился давным-давно, в XVIII столетии, в далекой Венеции. Публике наконец-то предоставилась возможность слегка отдохнуть от всяческих проблем и социальных встрясок и погрузиться в незамысловатый, стильный и красочный карнавальный мирок, где даже о серьезном говорят шутя.

Карло Гольдони, как известно, считается реформатором знаменитой комедии дель арте, театра масок, импровизации и буффонады, а также создателем комедии «коллективной», где нет главных и неглавных героев, но все равны в игре. Правда, стремясь перевести национальные традиции в «цивилизованное» русло, он порой пресекал чрезмерное веселье и уж, во всяком случае, старался как можно дальше уйти от фарсовых ситуаций. И чуть-чуть грешил многословием и дидактичностью, что в «Карнавале» весьма заметно. Впрочем, он справедливо считал себя «просветителем», и этим все сказано.

Не слишком известная комедия эта о ткачах, торговцах и художниках, тем не менее Долгачева привлекает не впервые. Оно и понятно — мотивы Венецианского карнавала (даже если он сам по сюжету как бы и в стороне) художнику, постановщику и актерам дают возможности превосходные. Правда, оформление спектакля (сценография Ксении Полищук) оказалось весьма лаконичным, зато стильным и в духе традиционных итальянских постановок — диагональный занавес с прорезями для выхода персонажей, стулья, круглый стол. Но зато какое костюмно-масочное пиршество (художник Мария Данилова)! Причем одеяния роскошны и сами по себе и в то же время «намекают» на социальный статус персонажа. У жены богатого торговца шелком Марты (Татьяна Журавлева) — кринолины на полсцены, у золотошвейки Полонии (Виктория Тихомирова) — скромненькое платьице, а француженка мадам Гатто (Наталья Беспалова) удивляет фривольностью облика.

Кто рассудит, что сложнее — плести тонкую психологическую вязь или грубовато и откровенно комедиантствовать в амплуа своей «маски»? По крайней мере, кажется, последнее может смикшировать недостаток актерских красок, если таковой имеется. В «Карнавале» Вячеслава Долгачева все актеры на своих местах и положенные по роли приемчики, ужимки, прыжки и падения отыгрывают четко и вполне профессионально. И возникает забавная мозаика, каждый «фрагмент» которой — явный оригинал, озабоченный своими проблемами, и в то же время вносит лепту в решение задачи коллективной. А именно — поженить юную Доменику (Виолетта Давыдовская) и художника-самородка Андзолетто (Роман Бреев). А по ходу дела составить и еще несколько подходящих парочек: увлечь стареющую кокетку Гатто — Беспалову папенькой Доменики Дзамариа (Олег Бурыгин), а шумного Мамоло — Арлекина (Никита Алферов) утихомирить свадьбой со скромной Полонией — Тихомировой. И все это в сумбурной, карнавальной атмосфере, то и дело сбивающейся с ритма. Вот азартно переругиваются, гоняясь друг за другом, и тут же мирятся юные супруги Агустин (Дмитрий Светус) и Эленетта (Ксения Громова). Вот изящно «недужит» жеманная Альба (Ольга Тенякова), а ее супруг Ладзаро (Андрей Курилов) с непроницаемым лицом солдафона ходит кругами. А вот долго и чинно рассаживаются за круглым столом, чтобы сыграть в карты — движение замедляется, дыхание успокаивается. И так без конца.

Впрочем, есть здесь и проблемка более глобальная — налаживание культурных связей между Италией и Московией, если выразиться некстати протокольным нынешним слогом. Дело в том, что талантливого Андзолетто пригласили ко двору московских царей. Он и рад, и озабочен. И не только любовными перипетиями. Сколь высокопарны и прочувствованны одновременно его монологи о «миссии художника» и «тоске по родине». Так что даже начинаешь немного скучать от их обилия и тональности, не слишком гармонирующей с общей. Но просветительство, просветительство… Куда же нам от него, из песни Гольдони слова не выкинешь.

Заканчивается же все по традиции замечательно. А после сюжетного финала Долгачев выстраивает еще один маленький спектакль, на сей раз откровенно карнавальный. Переодевшись в еще более роскошные костюмы и нацепив знаменитые венецианские маски, все герои попарно и скопом устраивают забавное дефиле. И этот, быть может, отчасти вставной номер красочной картинкой остается в памяти. Да, собственно, о красоте-то речь и шла. Карнавальной и театральной.

(Visited 49 times, 1 visits today)


Посмотрите еще...