Иван Ефремов и Лариса Федорова — интервью с артистами Нового театра

2

Недавно, по просьбе наших зрителей я встретился с новыми артистами Московского Нового драматического театра Ларисой Федоровой и Иваном Ефремовым. Ребята пришли в Новый театр из Щепкинского училища, где учились на курсе Ю.М. Соломина и О.Н. Соломиной. Совсем скоро мы увидим их на сцене Нового театра. Наш разговор проходил в гриммерке Ларисы Федоровой незадолго до начала спектакля.

ДМИТРИЙ ЛАСТОВ: Лариса и Иван – новые артисты Нового театра. Расскажите немного о том, как Вы сюда попали, в Новый театр, как это произошло, как давно Вы работаете в Новом театре? Кто инициатор был? Как так получилось?

ИВАН ЕФРЕМОВ: В училище мы всем курсом понимали, что куда-то нужно устраиваться на работу. О каких-то театрах мы уже были наслышаны. А про существование Нового драматического театра, я могу точно сказать, из нашего курса никто не знал. Но, естественно, мы просматривали все возможные варианты и позвонили сюда: нам сказали, что показ состоится в начале июня. Мы подготовили блок отрывков, показали его, после чего Вячеслав Васильевич выбрал несколько заинтересовавших его людей и предложил приехать на перепоказ, где нам были предложены отрывки из репертуара Нового театра.

ДМИТРИЙ ЛАСТОВ: А какие это были отрывки, не помните?

ЛАРИСА ФЕДОРОВА: У меня были «Сейлемские ведьмы».

ИВАН ЕФРЕМОВ: «Богатые невесты».

ДМИТРИЙ ЛАСТОВ: «Сейлемские ведьмы», «Богатые невесты» – возможно, что-то еще было?

ИВАН ЕФРЕМОВ: Да, много чего было, потому что помимо ребят с нашего курса на перепоказе были и другие артисты. Нам дали час на подготовку, мы показались, после чего были выбраны 8 человек, которым предложили встретиться через месяц, и кто придет, тот, собственно, и будет работать. И 19 августа мы пришли.

ЛАРИСА ФЕДОРОВА: Нас было четверо с нашего курса.

ИВАН ЕФРЕМОВ: Четверо с нашего курса и одна девочка из другого института (из Щуки, Инна Будникова). Нам дали задания. После совещания руководство театра приняло решение, кто им нужен. То есть, 20 числа мы уже начали здесь работать.

ДМИТРИЙ ЛАСТОВ: Вы с одного курса и у вас преподавали Юрий Мефодьевич Соломин и Ольга Николаевна Соломина, да? Вы их всех знаете, соответственно, видели «вживую»?

ИВАН ЕФРЕМОВ: Очень хорошо.

ЛАРИСА ФЕДОРОВА: Да, «вживую» мы их точно видели.

ДМИТРИЙ ЛАСТОВ: Расскажите кратко, без всяких отступлений, хотя это сложно, о четырех годах учебы, то есть, что для вас Юрий Мефодьевич, что для вас Малый театр и что вам вообще дало Щепкинское училище?

ИВАН ЕФРЕМОВ: Большой опыт. В первую очередь, большой опыт, потому что Юрий Мефодьевич замечательный артист, это можно сказать однозначно. По поводу обучения и педагогики на нашем курсе все немножко сложнее, потому что многое приходилось делать самим и как-то до этого додумываться. Потому что не было такой системы, которая существует в других институтах, какого-то чудного метода и подхода, а, как бы, сразу выходи и что-то делай.

ЛАРИСА ФЕДОРОВА: Наш курс носит имя Юрия Мефодьевича, но какой-то полноценной работы с ним у нас, к сожалению, не было. У него за плечами Малый театр, а он требует огромного внимания.

ДМИТРИЙ ЛАСТОВ: Ольга Николаевна?

ЛАРИСА ФЕДОРОВА: Ну, Ольга Николаевна, безусловно, главная составляющая нашего курса. А Юрий Мефодьевич приходил только на очень значимые работы, принимал их или не принимал и, в общем-то, возглавлял нашу кафедру актерского мастерства. От него можно было услышать крайне важные вещи и, поскольку он появлялся редко, это действительно было чем-то бесценным. Но были и свои трудности – это проблема поколений. Наши педагоги не соглашались с новыми тенденциями современного театра. И те работы, которые мы смотрели на других площадках, не всегда были однозначно приняты нашими мастерами. Нам могли сказать: «Ох, вот так нельзя», хотя нам это нравилось. Поэтому, на нашем курсе не происходило синтеза между современным театром и классическим.

ИВАН ЕФРЕМОВ: Но это, безусловно, хороший опыт – такая отрезанная от всего мира закрытая лаборатория, в которой постоянно что-то варится. А потом, уже ничего не страшно – даже если ты чего-то не знаешь, что дает тебе новый режиссер, то ты, по крайней мере, понимаешь, как справиться с собой в этот момент. Ты знаешь, что можно ожидать всё, что угодно. А от наших педагогов мы могли ожидать, как раз таки, всего. И нас воспитали, в первую очередь, как личностей. Мне кажется, многие ребята очень сильно изменились за 4 года. За это большое спасибо.

ДМИТРИЙ ЛАСТОВ: Недавно, Иван, вышло интервью Юрия Мефодьевича Соломина, 23 сентября, в АиФ, и он там как раз говорил о своей педагогической работе, что он присутствует на экзаменах и видит современную молодежь, что она уже совсем другая. Приходится их учить простым вещам – так как они не знают как говорить по-русски, как танцевать русские народные танцы… Не знают даже что такое русская «Калинка», а вместо нее начинают как-то крутиться и вертеться в современном танце. Самое главное, разговаривать грамотно по-русски не умеют, и в них нет, как он выразился, сердца. То есть, полгода они вкладывают что-то в ваше сердце. Так? Воспитывают?

ИВАН ЕФРЕМОВ: Да, это реальная проблема, с которой сейчас все сталкиваются. Конечно, её можно решать разными методами, но Юрий Мефодьевич крайне радикален в своих взглядах. Он прожил большую жизнь, у него какая-то своя огромная система ценностей. И если что-то не соответствует этому, естественно, это большая трагедия или проблема, понимаете? Если молодой человек не знает, как танцуется «Калинка» или как поется определенная русская народная песня, для него мир сразу же рушится. И в этом есть свои плюсы и свои минусы. То, что говорят они, этого уже никто не скажет – о тех же самых традициях, о русском языке. Главное, понимать это правильно. А не то, что: «Нет, ну это старики какие-то, все это ерунда, мы не будем это слушать».

ЛАРИСА ФЕДОРОВА: Получилось так, что между нашими поколениями возникла большая пропасть, и за все 4 года мы старались наладить друг с другом хоть какую-то связь…

ДМИТРИЙ ЛАСТОВ: Они понять вас, а вы понять их. Примерно так, да?

ЛАРИСА ФЕДОРОВА: Да, да. И все равно мы сталкивались с проблемами, которые и проблемами-то не назовешь.

ДМИТРИЙ ЛАСТОВ: А в каких учебных спектаклях вы играли в Щепкинском училище? То есть, какие роли вы исполняли?

ЛАРИСА ФЕДОРОВА: Мы с Ваней играли в одном спектакле…

ИВАН ЕФРЕМОВ: «Дон Кихот».

ДМИТРИЙ ЛАСТОВ: А какие роли?

ИВАН ЕФРЕМОВ: Я играл Санчо Панса.

ЛАРИСА ФЕДОРОВА: Я играла Мариторнес – служанку постоялого двора.

ДМИТРИЙ ЛАСТОВ: Это был музыкальный спектакль?

ЛАРИСА ФЕДОРОВА: Это спектакль, который был полностью сделан нашими руками, начиная с реквизита, декораций и заканчивая музыкой, светом и всем, что можно было создать.

ИВАН ЕФРЕМОВ: Поставил его молодой педагог.

ЛАРИСА ФЕДОРОВА: Бывший студент Ольги Николаевны, предыдущий выпуск. Потом он поступил в магистратуру, закончил ее, работал в качестве молодого педагога. И на третьем курсе поставил с нами спектакль.

ИВАН ЕФРЕМОВ: Это был самый лучший опыт в нашей студенческий жизни – мы два года работали над отрывками из этой пьесы, а потом родился и сам спектакль.

ДМИТРИЙ ЛАСТОВ: А спектакль по какой пьесе?

ИВАН ЕФРЕМОВ: Ну в основном, Булгакова. Что-то добавляли из Сервантеса, что-то из Шварца.

ДМИТРИЙ ЛАСТОВ: Просто еще есть, например, мюзикл «Дон Кихот» Митча Ли…

ИВАН ЕФРЕМОВ: Нет-нет, не мюзикл.

ЛАРИСА ФЕДОРОВА: И вот за счет того, что это был молодой педагог, мы быстрее находили с ним общий язык. Нам было проще работать, потому что мы понимали друг друга с полуслова. Если ему что-то не нравилось, мы сразу же пробовали, искали что-то другое. Это было интереснее, живее, веселее.

ДМИТРИЙ ЛАСТОВ: Хорошо, а помимо «Дон Кихота» в каких еще спектаклях вы участвовали, в том числе Малого театра? Какая атмосфера в этом театре?

ЛАРИСА ФЕДОРОВА: Я помню, у нас был общий сбор с педагогами, и Юрий Мефодьевич сказал такую вещь: «Говорят, что Малый театр музей» – и подтвердил – «Да, музей!». Но он это с хорошей точки зрения рассматривает, потому что Малый театр – это кладезь исторических ценностей. По его мнению, это и есть культура, которую нельзя терять. А театр действительно похож на музей: там свой запах, атмосфера, что-то раритетное.

ДМИТРИЙ ЛАСТОВ: Но это хорошо или плохо?

ИВАН ЕФРЕМОВ: Это, конечно, хорошо.

ЛАРИСА ФЕДОРОВА: Мне кажется, тут нельзя сказать, хорошо или плохо…

ИВАН ЕФРЕМОВ: Ну да-да, это просто особенность такая.

ДМИТРИЙ ЛАСТОВ: Юрий Мефодьевич Соломин в интервью сказал, что должно быть больше Островского. Как вы думаете, должно быть больше Островского на сцене? Или, например, не только Островского, а Грибоедова, Гоголя?

ЛАРИСА ФЕДОРОВА: Все должно быть, мне кажется.

ИВАН ЕФРЕМОВ: И не то, что больше или меньше, а просто должно быть. И Чехов должен быть, и Островский. Просто, Юрий Мефодьевич это тоже говорит в контексте. Понятно, что Островского перестали ставить, а в Малом театре он всегда идет.

ЛАРИСА ФЕДОРОВА: И, плюс ко всему, Малый театр – это же дом Островского, поэтому наш мастер так активно за это борется.

ДМИТРИЙ ЛАСТОВ: Ну, а теперь вопрос серьезный. Почему вы стали артистами? То есть, что вы хотите в актерской профессии?

ИВАН ЕФРЕМОВ: Так коротко не ответишь. Я могу сказать только одно, что для меня на данный момент эта профессия – способ самореализации себя как человека. Другого способа я пока не вижу. В принципе, я могу быть кем угодно – инженером или кем-то ещё. Но именно эта профессия доставляет душевное самоудовлетворение.

ЛАРИСА ФЕДОРОВА: А я поняла, что мне нравится говорить на любую тему творческим языком, то есть, ты не просто разговариваешь с человеком за чаем на кухне, хотя это тоже интересно. А ты делаешь это каким-то немножко другим способом, который очень увлекателен своим процессом. Когда ты что-то ищешь, пробуешь, не можешь успокоиться оттого, что у тебя что-то не получается – вот эти мытарства и приводят к какому-то удивительному состоянию. Ты как будто очищаешься, возвышаешься. Какие-то такие моменты происходят. И у меня плотно связаны между собой и театральное искусство, и живопись, и музыка – это просто неземной язык. А о чем говорить? Говорить можно о том же, что и в метро, но только другим способом. Просто он мне больше нравится.

ДМИТРИЙ ЛАСТОВ: Может быть, актерский труд – это сеять доброе, вечное?

ЛАРИСА ФЕДОРОВА: Искусство, в любом случае, так или иначе, затрагивает эти темы.

ДМИТРИЙ ЛАСТОВ: Дело в том, Лариса, что люди сейчас боятся идти в театр. Вот они идут, например, в Малый… они точно знают, что увидят там красивые декорации, хорошую пьесу и им будет все понятно в увиденном спектакле.

ЛАРИСА ФЕДОРОВА: Я думаю, они не то, чтобы боятся…

ДМИТРИЙ ЛАСТОВ: Боятся. Сейчас народ хочет видеть именно старое, классическое. Я имею ввиду, что то уже знакомое зрителю.

ЛАРИСА ФЕДОРОВА: Это, смотря какой народ, какое поколение…

ДМИТРИЙ ЛАСТОВ: Наверное, все.

ЛАРИСА ФЕДОРОВА: Я не соглашусь, потому что молодежь, как раз таки, склоняется к новому.

ДМИТРИЙ ЛАСТОВ: Да, новое – но понятное зрителю. Вспомним те же «Сейлемские ведьмы» — спектакль Нового театра. Мои знакомые ребята пришли на этот спектакль и хотели посмотреть именно подобный спектакль… Он сложный спектакль, в нем использованы современные технологии. Но он – понятен зрителю. Вы успели посмотреть этот спектакль?

ЛАРИСА ФЕДОРОВА: Нет.

ДМИТРИЙ ЛАСТОВ: Сложный спектакль, но он поставлен интересно. Он понятен зрителю, там, по крайней мере, есть хорошая режиссура. А часто бывает, в спектаклях нет режиссуры – а есть обертка. То есть, они что-то хотят поставить, что-то крутят-вертят. А зрителю непонятно – зачем им это показывают.

ЛАРИСА ФЕДОРОВА: Это тенденция современного театра, который находится сейчас в каком-то глобальном поиске.

ДМИТРИЙ ЛАСТОВ: А зрители не хотят поиск, они хотят прийти, посмотреть, что-то увидеть и над чем-то подумать. Но, не задумываться о том, зачем им это все показывают. Вот «Кто боится Вирджинии Вульф» смотрели? Как вам спектакль?

ЛАРИСА ФЕДОРОВА: Неплохой спектакль.

ДМИТРИЙ ЛАСТОВ: Там есть декорации, там есть игра.

ЛАРИСА ФЕДОРОВА: Да, он очень классический. Мне кажется, что это один из тех спектаклей, на который не стоит бояться ходить.

ДМИТРИЙ ЛАСТОВ: Давайте поговорим, что вы уже успели посмотреть? Какие спектакли посмотрели?

ЛАРИСА ФЕДОРОВА: Мы посмотрели два спектакля.

ДМИТРИЙ ЛАСТОВ: Два спектакля, «Кто боится Вирджинии Вульф» и «Настоящий Запад». Что вы можете сказать об этих спектаклях?

ЛАРИСА ФЕДОРОВА: На мой взгляд, «Кто боится Вирджинии Вульф» – это классический спектакль, где в принципе, мне понятен разбор, я не задаюсь вопросом, почему именно так решена сцена, а не иначе. А в «Настоящем Западе» были интересные моменты.

ДМИТРИЙ ЛАСТОВ: Это классический спектакль этого театра, идет уже 10 лет.

ЛАРИСА ФЕДОРОВА: Мне было приятно смотреть на это. В особенности за вторым актом, когда у актеров наступила абсолютная свобода и…

ДМИТРИЙ ЛАСТОВ: За тостерами…

ЛАРИСА ФЕДОРОВА: Да. Мне это нравится. Мне нравится, когда помимо текста существует еще очень много физических действий, и это в совокупности дает такую картинку, за которой нескучно наблюдать. Так что я была бы рада как можно чаще сталкиваться с подобными вещами в Новом театре.

ДМИТРИЙ ЛАСТОВ: Немного о себе расскажите, какие увлечения, какое хобби, чем занимаетесь. А в отношении Ларисы меня заинтересовала музыка. Участие в «Поющей маске». Давайте, с Ивана начнем. Я прочитал, что Вы живете в Звенигороде, на западе от Москвы. Не далеко сюда ездить в Новый театр?

ИВАН ЕФРЕМОВ: Я живу в Москве. Оттуда ездить далеко. Ну, собственно, я там родился, я там вырос, учился и приехал поступать в Щепкинское театральное училище. С первого курса жил в общежитии, соответственно, уже пятый год в Москве. Я могу рассказать только самое хорошее о своем детстве, юношестве и о своем родном городе Звенигороде.

ДМИТРИЙ ЛАСТОВ: Расскажите просто о своих увлечениях, чем Вы занимаетесь, рисуете, поете, спортом занимаетесь?

ИВАН ЕФРЕМОВ: Я занимался футболом, сейчас уже не занимаюсь. Меня очень интересует спорт во всех его проявлениях. И я до сих пор продолжаю этим интересоваться, особенно футболом. А что касается музыки, рисования или еще чего подобного, я этого не умею, но очень стремлюсь этому научиться.

ДМИТРИЙ ЛАСТОВ: Хорошо, Иван, в какие спектакли Вы сейчас вводитесь?

ИВАН ЕФРЕМОВ: Я ввожусь в «Шутники».

ДМИТРИЙ ЛАСТОВ: Какая роль?

ИВАН ЕФРЕМОВ: Гольцов.

ДМИТРИЙ ЛАСТОВ: Уже сейчас в октябре будете играть, да?

ИВАН ЕФРЕМОВ: По идее да, должен второго числа играть. Ввожусь во «Все мыши любят сыр», в «Трям! Здравствуйте!».

ДМИТРИЙ ЛАСТОВ: Это новый спектакль, премьерный. А кого там будете играть?

ИВАН ЕФРЕМОВ: Волка. Еще многое обещают ролей, но пока точно это, что мы уже репетируем.

ДМИТРИЙ ЛАСТОВ: Лариса?

ЛАРИСА ФЕДОРОВА: Я вообще из Мурманска и так получилось, что меня в 8 лет отдали в детскую театральную школу. С истерическими воплями я этого ужасно не хотела, но настал момент, когда я заболела сценой, и это заронило во мне такое крепкое семечко, что оно до сих пор прорастает, благодаря чему я сейчас здесь. А относительно других увлечений – музыка и еще что-то, все это формировалось там же, в театральной школе. Года два я училась по классу фортепиано, но мне не нравилась принудительная форма обучения, меня всегда прельщало что-то свободное. И где-то в 19 лет я взяла гитару и начала её осваивать. Поэтому, лично за себя знаю, что все виды творчества, они где-то вокруг меня, мне все интересно. Конечно, я не профессионал, чтобы у меня гениальное что-то возникало, но заниматься мне этим нравится. А еще, не знаю, слышали вы или нет, у нас в среде театральных институтов проводится фестиваль «Серебряная шпага». Мы принимали там участие.

ДМИТРИЙ ЛАСТОВ: Даже, по-моему, у нас на сайте написано было про это, да.

ЛАРИСА ФЕДОРОВА: Я сама не ожидала, что каким-то подобным образом проявлю себя, но как-то так сложились обстоятельства. Мы показали отрывок, и он был признан одним из лучших – поэтому это тоже все интересно.

ДМИТРИЙ ЛАСТОВ: Лариса, а Вы в какие спектакли сейчас вводитесь?

ЛАРИСА ФЕДОРОВА: Я ввожусь во «Все мыши любят сыр».

ДМИТРИЙ ЛАСТОВ: Не смотрел я эти спектакли детские, к сожалению.

ЛАРИСА ФЕДОРОВА: Приходите. И ещё вводы в массовые сцены: «Дочки-матери» и «От первого лица».

Прозвенел третий звонок и нам пришлось расстаться. Этот разговор у нас состоялся 27-го сентября, в воскресенье. 2-го октября и Иван Ефремов и Лариса Федорова впервые вышли на сцену Московского Нового драматического театра в спектакле «Шутники». И, как мне говорили те, кто был на этом спектакле — все было великолепно. Хочу пожелать творческих успехов Ларисе и Ивану, и новых интересных ролей на сцене Нового театра!

Приходите в Новый театр!

Дмитрий Ластов.

Авторы проекта — интервью с артистами Московского Нового драматического театра — Светлана Кравцова и Дмитрий Ластов.

(Visited 57 times, 1 visits today)


Посмотрите еще...